Коротко


Подробно

Следствие отмело порошок

и отказалось возбуждать дело об отравлении заместителя директора ИКРАН

Как стало известно "Ъ", семья Светланы Желудевой, заместителя директора Института кристаллографии Российской академии наук (ИКРАН), которая скончалась 17 мая этого года после вскрытия конверта с белым порошком, направила обращение в Генпрокуратуру с просьбой установить истинные причины смерти ученой. Следствие отказалось возбуждать уголовное дело об отравлении, а причиной смерти патологоанатомы признали гепатит. Семья Светланы Желудевой убеждена, что следствие проводилось поверхностно, и подозревает, что смерть имела насильственный характер.


Постановление об отказе в возбуждении уголовного дела по ч. 1 ст. 105 УК РФ (убийство) вынесло ОВД ЮЗАО следственного комитета при прокуратуре РФ по городу Москве. Исходя из текста документа, который имеется в распоряжении "Ъ", причиной смерти ученой признана фульминантная (стремительная) форма гепатита B. "Никаких объективных свидетельств, подтверждающих наступление смерти в результате отравления или иного внешнего воздействия, получено не было",— говорится в постановлении.

Напомним, что в инциденте фигурировала корреспонденция с белым порошком, с которым перед смертью могла контактировать заместитель директора ИКРАН. Два письма с порошком, адресованные госпоже Желудевой и директору ИКРАН Михаилу Ковальчуку, в институт отправил новосибирский ученый Сергей Бардаханов. Таким образом он рекламировал свое научное достижение (наноразмерный диоксид кремния), баллотируясь в членкоры РАН. Из-за этого появилась версия отравления. Однако сделанная позднее химическая экспертиза не показала наличия в порошке спор сибирской язвы, которую искали следователи.

Между тем семья госпожи Желудевой убеждена, что выводы следствия необъективны. Семью удивляет, что врачи, проводившие осмотр госпожи Желудевой в течение четырех дней, не сумели распознать гепатит B. Женщине ставили диагноз ОРВИ, затем психическое расстройство, нарушение мозгового кровообращения и, наконец, острую печеночную недостаточность неустановленной этиологии (острый токсический гепатит). "Если известный уже более 40 лет гепатит B не был обнаружен, то речь идет либо о недостатке квалификации врачей, либо о преступной халатности",— считает муж госпожи Желудевой Георгий Гусев. Родные Светланы Желудевой склоняются к версии отравления. Их удивило, почему следствие признало безвредность порошка лишь на том основании, что в нем не обнаружено спор сибирской язвы. Они подозревают "возможность подмены конвертов на любом этапе, от доставки до изъятия и экспертизы".

По данным адвокатов семьи Светланы Желудевой, в ходе следственной проверки "не привлекались токсикологи и гепатологи". "Кроме того, нет ни опросов ряда врачей,— недоумевает господин Гусев,— ни свидетельств членов рабочей группы Минобрнауки по проектам в области нанотехнологий, членом которой Светлана была. Наконец, не опрошен директор Института кристаллографии Михаил Ковальчук". По мнению адвокатов и семьи, следствие должно было тщательнее проверить "бизнес-проекты" в области нанотехнологий, к финансовым оценкам которых могла иметь отношение Светлана Желудева.

Господин Ковальчук предпочел избежать публичных высказываний на эту тему. В окружении директора ИКРАН признаются, что он не "хочет скандала вокруг конвертов с порошком". Кирилл Маринченко, директор службы скорой помощи "Профессиональная медицинская лига", бригада которой выезжала к госпоже Желудевой, подтвердил "Ъ", что следствие не выходило на связь с его организацией. По словам господина Маринченко, бригада скорой выезжала к пациентке дважды. Первый раз ей действительно была диагностирована ОРВИ. "Клинической картины гепатита на момент осмотра не было. Лимфоузлы не увеличены, только повышенная температура. Пальпировали живот, печень — никаких болезненных ощущений. Правда, гепатит требует специальных анализов (семья госпожи Желудевой заверяет "Ъ", что они были сделаны, но их результаты, по словам врачей, оказались отрицательными.— "Ъ"). Второй раз мы выезжали к Светлане Желудевой через четыре дня. И наша бригада госпитализировала ее в 31-ю больницу, поставив диагноз кома неясной этиологии".

Президент Лиги пациентов и председатель общественного совета при Росздравнадзоре Александр Саверский полагает, что, "если верить в версию следствия о гепатите, родственники имеют все основания обвинить врачей в том, что те не выявили диагноз". Однако, по мнению господина Саверского, который ознакомился с вердиктом патологоанатомов, картина "похожа на острое отравление веществом, которое не нашли или не захотели найти; да и диагноз гепатит, похоже, появился лишь после смерти". "В любом случае надо понять, кто врет: врачи, ставившие другой диагноз, или патологоанатомы",— убежден эксперт.

Юлия Ъ-Таратута



Тэги:

Обсудить: (0)

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение