• Москва, +17...+19 дождь
    • $ 37.348 USD
    • 49.0193 EUR

Коротко

Подробно

-->

КоммерсантЪ-Weekly
Номер 033 от 12-09-95
Полоса 032
 Интеллектуальная собственность / Тетрис

Play tetris!


       Начало нового делового сезона в России ознаменовалось очередным осенним наступлением на наших "пиратов" — производителей незаконных копий аудио-, видео- и программной продукции. Однако не стоит думать, что "пиратство" — прерогатива русских.
       Мы решили рассказать совершенно неизвестную в нашей стране и ни разу правдиво не описанную в прессе историю антипиратской борьбы с непривычным, казалось бы, распределением ролей: иностранцы воровали, русские судились. Восстановить ход всех этих драматических событий нам позволили беседы с их непосредственными участниками. А предметом этого поистине эпического конфликта стал программный продукт, о котором не надо ничего объяснять даже ребенку: тетрис.
       
Level 0. Идея ценой в 50 копеек
       Игра тетрис была придумана в 1985 году математиком и программистом Алексеем Пажитновым. Идею подсказала головоломка "Пентамино", купленная в магазине "Культтовары" за 50 копеек. В ней требовалось составить прямоугольник из геометрических фигур, образованных разными сочетаниями пяти квадратов. По словам Пажитнова, он убедился, что решить головоломку не так просто, как кажется, и задумался о компьютерном варианте игры. Нет смысла описывать, что именно придумал Пажитнов, — сегодня тетрис знаком буквально каждому. Отметим только, что по ходу дела автор решил использовать геометрические фигуры, образованные не пятью, а четырьмя квадратами.
       Нынешние поклонники тетриса с трудом узнали бы эту игру в первом варианте, написанном Пажитновым. Для тех, кто еще помнит компьютеры тех лет, скажем, что игра была создана на "Электронике-60" в текстовом (другого просто не было) режиме. Однако вскоре, меньше чем через два месяца, Пажитнов совместно с программистом Вадимом Герасимовым создает уже вполне привычную графическую версию игры для IBM PC-компьютера. После этого тетрис начинает распространяться со скоростью шутки Жванецкого.
       
Level 1. Через Венгрию — к "Андромеде"
       Специфика ситуации тех лет заключалось в том, что тетрис был фактически бесхозным с юридической точки зрения. Советский Союз еще не присоединился к международным конвенциям по защите программного обеспечения, да и своего закона об интеллектуальной собственности тогда не было. И сейчас уже, наверное, никто не сможет рассказать, каким образом тетрис оказался за границей. Но доподлинно известно, что к лету 1986 года игра завоевала популярность в SZKI, компьютерном институте в Будапеште. Вероятно, тетрисом увлекались и где-то еще, но именно этот институт в июне 1986 года посетил некто Роберт Стайн. Его фирма Andromeda Software, расположенная в Лондоне, покупала венгерские программные разработки и распространяла их на Западе. За что Стайн получал четверть прибыли, причитавшейся венгерским программистам.
       Вскоре в венгерской печати промелькнуло сообщение: "В Венгрии создана очень интересная компьютерная игра тетрис, право на распространение которой продано британской фирме Andromeda Software". Но на самом деле Стайн не покупал лицензию даже у венгров. Он был уверен: если дело пойдет, убедить русских будет нетрудно. В крайнем случае можно будет "забыть" об исходной русской версии и купить слегка измененную игру у венгров под другим названием. Пока же Стайн просто предлагал тетрис разным компаниям.
       Две софтверные фирмы заинтересовались новой игрой, и надо же было так случиться, что обе они принадлежали империи информационного магната Роберта Максвелла.
       Стайн продал лицензии на производство тетриса лондонской фирме Mirrorsoft, которая принадлежит Maxwell Communications, и калифорнийской фирме Spectrum Holobyte, 80% которой принадлежат фонду Роберта Максвелла Pergamon Foundation.
       Возможность продавать сублицензии поставила Mirrorsoft и Spectrum Holobyte в начало длинной и запутанной цепи распространения прав на использование интеллектуальной собственности на тетрис. Однако у Стайна не было никакого соглашения с реальным владельцем авторских прав — АН СССР (в те времена Пажитнов не мог претендовать на персональные авторские права). В телексе от 5 ноября 1986 года Стайн предложил простые условия соглашения: русские получают 75% всей прибыли, вырученной за тетрис, и $10 тыс. предоплаты. Ответ пришел 13 ноября: "Академия наук готова передать копирайт на тетрис для IBM-совместимых компьютеров фирме Andromeda. Права на версии для других компьютеров будут рассмотрены позже".
       
Level 2. Игра пошла по рукам
       В конце декабря 1986 года по приглашению "Лицензнауки" (лицензионного подразделения АН) Стайн прибыл в Москву. Его цель — подписать контракт и заключить договор на агентские услуги, аналогичный договору с венграми. Стайн с трудом скрывал нетерпение — юридически неподкрепленная торговля тетрисом уже началась. Разумеется, само по себе отсутствие соглашения с русскими продажам не мешает, но ведь любая заинтересовавшаяся фирма может найти первоисточник игры и купить право на распространение, обойдя Стайна.
       Русские долго торговались: вместо 75% требовали 80%, вместо $10 тыс. настаивали на $25 тыс. Все усилия Стайна были тщетны, и он был вынужден покинуть Москву без контракта. Как впоследствии вспоминал Стайн, величайшей его ошибкой было то, что он не присвоил игру через венгров: "Потом русские просто не смогли бы ничего сделать".
       Но было поздно. Mirrorsoft и Spectrum Holobyte сочли, что игру целесообразно подавать как первый привет из-за железного занавеса, и снабдили тетрис популярной русской символикой: картинкой с Собором Василия Блаженного и мультипликационным изображением прилета Матиаса Руста на Красную площадь. Не подозревая о проблемах Стайна, они выпустили тетрис для персональных компьютеров в Европе и Америке. Игра получила восторженные рецензии, ее расхватывали, как горячие пирожки.
       Стайн преисполнился ужаса: все может лопнуть в любой момент. Если его копирайт окажется неподтвержденным, Mirrorsoft и Spectrum Holobyte повесят всю вину на него. Он пишет в АН СССР, что готов ехать куда угодно и встречаться с кем угодно, чтобы подписать контракт как можно скорее. Несговорчивость русских доводит Стайна чуть ли не до истерики.
       Однако загадочное для Стайна сопротивление русских объяснялось вовсе не бюрократическими причудами. Дело в том, что как-то раз Пажитнов случайно встретился с Александром Алексеенко, сотрудником "Электроноргтехники" ("Элорг") — организации, монопольно ответственной за импорт и экспорт компьютеров и программного обеспечения в системе Министерства внешней торговли СССР. Из разговора с автором тетриса Алексеенко узнал о трудностях с лицензированием игры. Поскольку проблема относилась к компетенции "Элорга" (Академии наук СССР было запрещено заниматься коммерцией), Алексеенко взял все переговоры на себя. Изучив корреспонденцию между Москвой и Лондоном, Алексеенко пришел к выводу, что Пажитнов допустил значительные промахи в переговорах и его телексы могли быть неверно истолкованы.
Поэтому Алексеенко решил приостановить распространение игры.
       
Level 3. Первое соглашение
       В конце февраля 1988 года Стайн прилетел в Москву. На переговорах был выработан текст соглашения, содержащий условие, что все версии тетриса должны получать одобрение "Элорга". Кроме того, соглашение предусматривало право фирмы Andromeda "адаптировать тетрис для разных типов компьютеров".
       Отметим, что это соглашение содержало грубые ошибки со стороны "Элорга". В нем никак не были оговорены штрафные санкции в случае задержки платежей от Andromeda Software, но даже не это самое главное. Только во вступительной части в нем вскользь упоминалось, что соглашение касается персональных компьютеров, а дальше речь шла просто о компьютерах. Широкое западное толкование этого термина в принципе относится ко всему, что содержит процессор. Таким образом, в соглашение неявным образом попали и домашние игровые приставки к телевизору, которые наряду с ручными игрушками и игровыми автоматами имеют несравненно большую пользовательскую нишу, чем собственно компьютеры.
       
Level 4. На сцену выходит Game Boy
       Тем временем тетрис становится бестселлером в Америке и Англии. Mirrorsoft не теряет времени и лицензирует знаменитую фирму Atari Games на выпуск в Америке игрового автомата тетрис, который уже почти готов. Кроме того, другое подразделение Atari — Tengen — получает лицензию для домашних видеоигр. Далее Atari Games сублицензирует права на тетрис и в Японии: для "одноруких бандитов" их получает Sega, а для домашних видеоигр — Bullet-Proof Software, небольшая фирма, работающая в тесном сотрудничестве с мировым лидером игровой индустрии компанией Nintendo.
       В июне 1988 года фирма Atari Games демонстрировала на выставке свой прототип игрового автомата с тетрисом. Увидев тетрис, президент компании Nintendo of America Минору Аракава понял, что эта игра идеально подходит для Game Boy — одной из последних разработок его фирмы (сейчас этот небольшой, удобно помещающийся в руках пластиковый корпус с несколькими кнопками и черно-белым жидкокристаллическим экраном можно встретить где угодно).
       Вскоре инженеры Nintendo of America разработали пробную версию тетриса для Game Boy. Аракава поручил своим юристам разобраться, кому могут принадлежать права на ручную версию тетриса, но выяснить это достоверно не получилось. Цепочка привела к фирме Mirrorsoft, которая утверждала, что получила из Советского Союза и закрепила за собой все права на тетрис. Однако убедительных доказательств фирма предоставить не могла, и Аракава решил отправить своего человека в Москву, чтобы выяснить все на месте. Этим человеком стал Хенк Роджерс, владелец уже упоминавшейся компании Bullet-Proof Software.
       
Level 5. Один против троих
       В феврале 1989 года Роджерс приехал в Москву.
       В то же самое время в Москву прибыл и Стайн — для него это был последний шанс. Тетрисом уже заинтересовались многие компании, Mirrorsoft и Spectrum Holobyte требовали расширения и укрепления своих прав, а Atari Games и Sega уже вовсю продавали "одноруких бандитов", лицензии на которых, даже сомнительной, у Стайна не было вообще.
       Но и на Стайне список визитеров не заканчивается! Одновременно в Москву направился сын Роберта Максвелла Кевин. В ведении Кевина Максвелла находилась фирма Mirrorsoft, и он хотел сам разобраться, почему Стайн так долго не может подписать необходимый контракт.
       Итак, все три "миссионера", не подозревая друг о друге, прибыли в Москву 21 февраля, день в день!
       Общаться им пришлось с руководителем фирмы "Элоргпрограмма" Николаем Беликовым, к которому с сентября 1988 года перешли все дела по тетрису.
       В ходе начавшихся переговоров первоочередной проблемой Беликова стало четкое планирование графика встреч — чтобы визитеры случайно не столкнулись в дверях и не смогли сговориться между собой. Беликов вел все переговоры параллельно, но мы, чтобы не запутывать читателя, расскажем о них последовательно.
       
Level 6. Выбор сделан в пользу Nintendo
       Первым в двери "Элорга" постучался никому не известный Роджерс. Прорываясь сквозь охрану, он размахивал картриджем для домашней видеоигры и кричал: "Я продаю ваш продукт! Я делаю для вас деньги! Я хочу вести переговоры!".
       Беликов сообщил Роджерсу, что "Элорг" никогда никому не продавал права на домашнюю видеоигру, и показал соответствующие документы. Роджерс понял, что в конечном счете Стайн получил права только для IBM PC — лицензия, купленная Роджерсом у Atari Games/Tengen, была "симулированной".
       Беликов предложил Роджерсу в течение трех недель решить, хочет ли он сделать прямое предложение на все авторские права на домашние видеоигры тетрис. Роджерс согласился. Кроме того, он хотел приобрести и права на ручные электронные игры, чтобы сублицензировать их компании Nintendo — так он выполнит пожелание Аракавы и сможет сам получить десятки миллионов долларов.
       
———————————————————————————
       Аргумент в пользу Nintendo неоспоримый: едва ли фирмы Mirrorsoft и Atari Games добровольно откажутся от прав, которые они давно считают своими. Чтобы преодолеть сопротивление этих серьезных противников, необходим не только богатый, но и влиятельный партнер. Судя по тому, насколько уверенно Роджерс — глава маленькой фирмы — предлагал сделать ставку на гиганта Nintendo, он уже имел предварительную договоренность с Аракавой.
———————————————————————————
       
       24 февраля 1989 года Роджерс подписал с "Элоргом" контракт на версии тетриса для ручных видеоигр. Кроме Беликова контракт подписал генеральный директор "Элорга" Юрий Трифонов.
       Наступила очередь Стайна. Беликов занял с ним очень жесткую позицию — из причитающейся с него по исходному соглашению суммы Стайн до сих пор не перечислил ни цента. Поэтому первое требование Беликова — платежное поручение на $150 тыс., заверенное одним из уважаемых лондонских банков.
       
———————————————————————————-
       Беликов понимает, что Nintendo, абсолютно неизвестная тогда в Союзе фирма, — куда более серьезный и выгодный партнер, чем Стайн, который просто пытается задним числом подвести базу под свои пиратские действия. А чтобы корректно вывести Стайна из большой игры, достаточно однозначно ограничить его права лицензией на сравнительно несущественный рынок тетриса для персональных компьютеров. Сделать это возможно, если использовать в качестве приманки лицензию на игровые автоматы. Этот рынок тоже не столь велик по сравнению с рынком домашних видеоигр и ручных игрушек, однако Стайн, пребывая под давлением Atari и Sega, в первую очередь заинтересован именно в такой лицензии.
————————————————————————————
       
       И когда Стайн в свой следующий визит в "Элорг" кладет на стол платежное поручение, Беликов демонстрирует два документа. Справа — вожделенный для Стайна контракт о передаче прав на использование тетриса для "одноруких бандитов". Слева — дополнение к исходному соглашению Стайна с "Элоргом". Оба документа могут быть подписаны только одновременно, говорит Беликов, поскольку в прежнем соглашении необходимо исправить кое-какие неточности.
       Стайн бросается изучать дополнение и первым делом натыкается на условие о выплате штрафных санкций за просрочку платежей. У Стайна нет принципиальных возражений — подобное условие есть неотъемлемая часть практически любого контракта, и только недостаток профессионализма у прежних советских партнеров Стайна позволил ему обойтись без штрафных санкций и заморозить выплаты.
       Стайн не против штрафных санкций, но он потрясен их масштабами — 10% в день от суммы платежа способны разорить даже шейха. Стайн настаивает на пересмотре размеров санкций. Мало-помалу Беликов идет на уступки и в конце концов соглашается на обычную в таких случаях величину — несколько десятых долей процента в день. Документы можно подписывать.
       Увлеченный спором, Стайн не замечает в тексте дополнения одну-единственную фразу, ради которой Беликов и предложил весь документ с безумно завышенными штрафными санкциями. Фраза определяет компьютер (напомним, что в исходном соглашении это понятие было неоднозначным) как "устройство с процессором, монитором, жестким диском, клавиатурой и операционной системой".
       Итак, очередь дошла до третьего визитера. Кевин Максвелл приходит в "Элорг" и интересуется, почему переговоры об игровых автоматах и ручных игрушках идут столь медленно. Он предлагает $75 тыс. за лицензию на домашние видеоигры. Однако ставка на Nintendo уже сделана, и Беликов предлагает подписать протокольное соглашение, предоставляющее Mirrorsoft "право дать повторное предложение, если предложения конкурентов окажутся лучше". По условиям соглашения представить свой проект контракта и сделать предоплату Максвелл должен до конца февраля. А 28 февраля Беликов отправит в Mirrorsoft телекс, где сообщит, что Кевин Максвелл обещал прислать предложение по видеоиграм в течение недели. Поскольку неделя уже закончилась, а предложение не поступило, "Элорг" считает себя свободным от взятых на себя обязательств.
       Сумасшедшие три дня Беликова имели следующие итоги. "Элорг" продал права на ручную видеоигру Хенку Роджерсу и получил возможность в течение трех недель заключить контракт с Nintendo на домашние видеоприставки. Беликов также подписал контракт со Стайном на игровые автоматы и получил предоплату в $150 тыс. Кевин Максвелл отбыл ни с чем.
       
Level 7. Руки прочь от тетриса!
       Миссия Роджерса выполнена полностью. Он привез для Nintendo лицензию на ручные игрушки. Что еще важнее, после рассказа Роджерса в Nintendo поняли, что есть реальная возможность получить права на тетрис для гораздо более выгодного рынка видеоигр.
       В марте 1989 года в Москву приехали Аракава и Роджерс. Nintendo предложила новый прямой договор с "Элоргом" по правам на видеоигру тетрис. Кроме того, стороны заключили джентльменское соглашение идти до конца: заставить "пиратов" отказаться от тетриса можно только через суд, а шансы выиграть процесс без участия русских весьма незначительны.
       Контракт с Nintendo подписан 22 марта, а вскоре "Элорг" отправил телекс фирмам Andromeda, Mirrorsoft и Tengen, извещающий, что они не могут распространять тетрис на домашних видеоиграх, поскольку право это принадлежит Nintendo of America.
       Аналогичное уведомление было направлено и главе Atari Games Хиде Накадзиме. К этому времени Atari Games (которая в свое время получила лицензию от Mirrorsoft) вложила в тетрис миллионы своего подразделения Tengen.
       
Level 8. Максвеллу не помог даже Горбачев
       Получив от Беликова телекс о разрыве отношений, Кевин Максвелл пришел в бешенство и пригрозил, что о действиях "Элорга" будет доложено Михаилу Горбачеву во время его визита в Лондон. Не следует забывать, что за спиной Кевина стоял близкий знакомый Горбачева, могущественный Роберт Максвелл.
       3 марта Роберт Максвелл отправил письмо своим кремлевским друзьям: "Мы придаем большое значение нашим отличным коммерческим связям с советским правительством и многими ведущими организациями в области информации, коммуникации и издательской деятельности. Нам кажется, что все эти перспективы сотрудничества подвергаются риску из-за односторонних действий одной организации, какого-то 'Элорга'. Некто Беликов лично подрывает доселе благоприятные торгово-экономические отношения между СССР и Великобританией!". Затем Максвелл связался со своим правительством и попросил вмешаться министра торговли и промышленности Британии. Максвелл хотел, чтобы вопрос о тетрисе был включен в повестку дня приближающихся переговоров с Горбачевым.
       
————————————————————————————
       Роберт Максвелл был не только всемирно известным бизнесменом в области средств массовой коммуникации. Он использовал свое положение для активного влияния на политику. Он говорил на нескольких языках, был доверенным советником руководителей Израиля и Канады и серьезно поддерживал оппозицию британскому консервативному правительству Маргарет Тэтчер. Когда однажды секретарь доложил Максвеллу, что ему звонит премьер-министр, Максвелл поинтересовался: "А который именно?".
       Роберту Максвеллу верил сам Михаил Горбачев, впрочем, тот примелькался в Кремле задолго до Горбачева. Он имел эксклюзивные права на публикацию речей и книг советских лидеров, в свое время он напечатал книги Брежнева, Андропова, Громыко и Хрущева. Любой его визит в СССР сопровождался заголовками в "Правде": "В Москву прибыл Роберт Максвелл". Похвальбам Максвелла о его влиянии на СССР вполне можно было доверять.
———————————————————————————-
       
       Максвелл сам прилетел в Москву для встречи с Горбачевым. Вопросов для обсуждения несколько, но основной — тетрис. Горбачев обещал разобраться: "Вы можете больше не беспокоиться".
       Удивительно, но закулисные маневры Максвелла не принесли никаких результатов. 31 марта Nintendo подала в суд на компании, которые нарушали право "Элорга" на интеллектуальную собственность и право Nintendo на ее использование. Теперь вопрос можно было решить только в юридическом порядке. Журналистам Максвелл сказал: "В дело вовлечены слишком большие деньги, и эти люди переубедили Горбачева. Да и вообще, он постепенно теряет власть. Я сделал все что мог".
       
Level 9. Суд
       В ходе судебного разбирательства стало ясно, что одна фраза стоит всей остальной кипы относящихся к делу документов — видеоигры Nintendo не подходили под определение компьютеров, данное в дополнении к договору со Стайном.
       14 июня 1989 года судья Ферн Смит вынесла предварительное решение: фирма Tengen должна воздержаться от производства и продажи домашней видеоигры тетрис. Окончательное решение суда в пользу Nintendo было принято 14 ноября 1989 года, а рассмотрение апелляций завершилось только в январе 1993 года.
       Этот судебный процесс создал интересный прецедент в американской правовой системе. Дело в том, что Советский Союз еще не был участником международных конвенций об интеллектуальной собственности, и формально суд мог вообще не принимать к рассмотрению дело об интеллектуальной собственности советской организации. Однако суд вынес решение по делу, и любая советская организация получила возможность выступать истцом в американском суде еще до того, как Россия подписала конвенцию о защите авторских прав и интеллектуальной собственности. К сожалению, таких случаев не было, хотя тетрис наверняка не был единственным примером похищения интеллектуальной собственности из СССР.
       
Game Over
       Подведем итоги. Западный первооткрыватель тетриса Роберт Стайн заработал на игре около $200 тыс., хотя мог бы, по его мнению, получить миллионы. К 1990 году Mirrorsoft прекратила лицензионные выплаты Стайну. Ему стало нечего платить "Элоргу", в результате Стайн утратил права и на компьютерный тетрис.
       Хенк Роджерс заработал на своем копирайте, сублицензированном Nintendo, $30-40 млн, но эти деньги не более чем карманная мелочь для Nintendo. Эта фирма сделала на тетрисе и на раскрученной благодаря ему ручной видеоигре Game Boy $2 млрд.
       Наше государство в лице Академии наук получило через "Элорг" около $10 млн выплат за право пользования интеллектуальной собственностью. Автор тетриса, Алексей Пажитнов, в то время получил несколько недорогих подарков от Роджерса, а также премию, персональный компьютер и несколько дефицитных товаров от Академии наук. Сейчас Пажитнов проживает в живописном местечке недалеко от Сиэтла. Он по-прежнему придумывает компьютерные игры, но грандиозный успех, судя по всему, случился в его жизни только один раз.
       По своему воздействию на homo ludens — человека играющего — тетрис можно сравнить разве что с кубиком Рубика. Обе игры оказались не только чрезвычайно захватывающими сами по себе, но породили целые направления в игровой индустрии. Принципы, заложенные в этих играх, послужили основой множества дальнейших модификаций и новых игрушек. Мода на кубик Рубика уже миновала. Тетрис же продолжает завораживать миллионы все новых игроков.
       
       АЛЕКСЕЙ СИНИЦКИЙ, ДМИТРИЙ ЛЮДМИРСКИЙ
       

Тэги:

Обсудить: (0)

Журнал "Коммерсантъ Власть" №33 от 12.09.1995, стр. 32

Наглядно

Социальные сети

  • Следуйте за новостями