Коротко


Подробно

Большой народный коллайдер

Инсталляция Николая Полисского в Люксембурге

Выставка современное искусство

В Люксембурге появился "Большой адронный коллайдер". Свое видение научного эксперимента предложил российский художник Николай Полисский вместе с артелью мужиков из калужской деревни Никола-Ленивец. На вернисаже в музее современного искусства Люксембурга (MUDAM) побывала МИЛЕНА Ъ-ОРЛОВА.


"Большой адронный коллайдер" Николая Полисского и его команды и вправду немаленький — это десяток сложносочиненных конструкций во главе с восьмиметровой башней, вздымающей к космосу "руки"-антенны. Башня снабжена колесом-штурвалом, каким обычно открывают тяжелые металлические двери, но в ней нет никакого металла. Все остальные агрегаты тоже сделаны исключительно из природных материалов — например, роль электрических проводов исполняет лоза, собранная в мощные пучки или свернутая в катушки. В целом деревянные "приборы" имеют совершенно фантастический вид, хотя в их хитросплетениях можно угадать узнаваемые детали — вентиляторы, антенны, трансформаторы и даже старорежимные компьютерные платы. Но основная масса деталей не поддается идентификации, что входит в замысел художника, ведь современная физика вещь труднопредставимая и практически неосязаемая.

"Коллайдеру" отдали центральный холл музея, который венчает стеклянная пирамида наподобие луврской — и это неудивительно, музей современного искусства в Люксембурге MUDAM, открывшийся два года назад, построил тот же автор — знаменитый архитектор Йонг Мин Пей. Футуристическая стеклянная крыша музея кажется частью инсталляции Полисского, завершая образ серьезной научной лаборатории. Музей носит имя люксембургского герцога Жана. Он посетил выставку Полисского накануне вернисажа вместе с сыном — великим герцогом Анри и пожал руку Николаю Полисскому.

Сотрудники музея чрезвычайно довольны выставкой. Как рассказала "Ъ" одна из кураторов выставки, Мари-Ноэль Фарси, для музея это тоже был эксперимент — они рискнули пригласить художника не с готовой вещью, а с проектом, масштаб которого они осознали, когда в Люксембург прибыли две фуры с деталями инсталляции и бригада из десяти человек. На протяжении трех недель работники музея были свидетелями своего рода перформанса — одетые в белые халаты, как научные сотрудники, деревенские мужики под предводительством "дяди Коли", как они называют Николая Полисского, монтировали "Коллайдер". "Нам было важно это сотрудничество и то, что проект специально сделан для нашего музея",— сказала "Ъ" Мари-Ноэль Фарси. В коллекции музея есть такие спецпроекты — конструкции от французских дизайнеров братьев Буруллек, мебель Филиппа Старка, часовня бельгийца Вима Дельвуа. Окончательно спелись люксембургские музейщики и никола-ленивецкие артельщики после вернисажа, на вечеринке, где в ответ на "Очи черные" в исполнении деревенского таланта Алексея запел даже директор музея Энрико Лунги.

Ольга Махрова из Центра Помпиду, выступившая координатором проекта, считает, что Николай Полисский — один из самых серьезных русских художников, явно недооцененный на родине (хотя справедливости ради заметим, что средства на осуществление проекта он нашел у своих российских поклонников): "Это не просто искусство, это социальный проект — ведь Николай кормит целую деревню". Ольга Махрова подготовила для европейской публики и дайджест творчества никола-ленивецкой артели — от первой башни, сметанной из сена, до прутяной триумфальной арки в московских Лихоборах, снеговых акведуков и фильма о создании "Коллайдера".

Удивительно, но некоторые из пришедших на вернисаж ничего не слышали о коллайдере и почли его за фантазию художника. Один из посетителей выставки признался, что он любит вот такое "фигуративное искусство", другой оценил чисто скульптурные достоинства произведения и его вписанность в архитектуру. Местный журналист поставил художника в тупик вопросом о связи коллайдера с русскими холодами, видимо намекая, что в случае чего инсталляцию можно будет разобрать на дрова. Кто-то интересовался экологическим аспектом — сколько ради искусства вырублено деревьев, но в этом отношении все чисто, артель использует только отходы лесной промышленности. Посол России в Люксембурге Эдуард Малаян нашел, что "в этом проекте представлены наши национальные технологии". И хочется добавить — национальная мифология "левшизма", вера в мужицкую рукастость и сметливость, выручающую там, где не хватает науки. Русский народный "Коллайдер" простоит в Люксембурге до середины сентября. На память о нем в коллекции музея останется часть, называемая "дробилка кварков".


  • Всего документов:
  • 1
  • 2

Тэги:

Обсудить: (0)

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение