Коротко


Подробно

Online-интервью с Егором Гайдаром

Об экономической ситуации, о прошлых и нынешних временах и не только

Директор Института экономики переходного периода ответил на вопросы читателей сайта "Ъ".


Со всеми вопросами читателей можно ознакомиться, перейдя по этой ссылке.

Уважаемые читатели «Коммерсанта».

Извините, если кто не нашел ответа на свой вопрос. Множество вопросов были однотипными — например, про будущее, и я позволил себе их объединить.

Я не отвечал на хамские вопросы — иногда в них даже был смысл, но форма не оставляла места для желания отвечать.

На большинство вопросов отвечал с удовольствием. Он были заданы спокойными, грамотными и неравнодушными людьми.

Спасибо!

Сергей [ 26.11 17:13 ] Как вы думаете: «Когда Россия будет Европой?»

Опыт последних веков показывает, что история имеет значение, поэтому Англией Россия, по-видимому, не станет никогда. Но если говорить о важнейших параметрах, определяющих жизнь населения: таких как – реальные доходы, ВВП на душу населения уровень урбанизации, уровень образования, то на протяжении последних полутора веков дистанция между Россией и ведущими странами континентальной Европы, такими, как Германия и Франция, несмотря на то, что мы прошли две революции, две войны, социалистический эксперимент, была достаточно стандартной, Она колебалась, но в целом была близка к 50 годам. Так что гипотеза, что Россия в 2050 году будет похожа на Францию и Германию 2000 года – имеет основание.

Владимир Исаев [ 01.12 09:13 ] Как Вы считаете, возможно ли в ближайшие 2 года повторение ситуации 90-х годов (т.е. коллапс финансовой сферы и потеря сбережений граждан РФ)?

Это во многом будет определяться тем, как будет развиваться нынешний тяжелый экономический кризис — самый тяжелый со времен Великой депрессии. В какой степени адекватной будет реакция российских властей на этот кризис и в какой степени мы будем подготовлены к жизни в условиях посткризисного мира. Если по политическому сценарию Россия, действительно, как говорит наш президент, пойдет по пути модернизации, диверсификации экономики, роста инновационных компонентов в экономике и так далее, то повторения не будет.

Александр [ 30.11 08:56 ] Добрый день. Что ждет Россию в ближайшие 10 лет? Ваше видение на происходящие события в РФ в области экономического и политического развития.

Надеюсь, что будет выход из кризиса без катастрофы и дальше новая череда институциональных реформ, которые создают основание для устойчивого экономического роста.

p0st [ 29.11 01:58 ] Какой вам видится Россия в 2020 году?

Я думаю, что Россия вновь вступит на путь реформ, создающих предпосылки долгосрочного и устойчивого экономического роста. Это моя гипотеза, не более того. Я не могу ее доказать, но исторический опыт показывает, периоды реставрации исторически, как правило, не долгосрочны.

Виталий Матусов [ 30.11 12:23 ] Уважаемый Егор Тимурович! У меня простой-сложный вопрос — у России есть будущее?

Я верю в логику исторического процесса. Она подсказывает, что умное, образованное общество неизбежно предъявляет спрос на свободу. Это происходит так или иначе, раньше или позже, но оно его предъявляет. Когда общество его предъявляет, у власти очень мало остается вариантов, чем удовлетворить спрос. Все остальное очень опасно. Это показывает история, например, с режимом Чаушеску. Уж ему жестокости было никак не занимать и готовности стрелять по людям, которые вышли с протестом – тоже. Это чем-нибудь ему помогло?

Андрей [ 28.11 14:58 ] На Ваш взгляд, что сегодня правительство РФ делает неправильно в экономике, в политике, внутренней и внешней. Спасибо.

В экономике не достаточно внимания уделяют повышению эффективности в бюджетных расходах. Разумеется, резкое изменение платежного баланса России на протяжении последнего года в большой степени связано со снижением доходов, связанных с нефтью и нефтепродуктами и газом — НДПИ, налог на добычу полезных ископаемых, экспортные пошлины. Это большая часть проблемы. И риски подобного развития событий были понятны. В общем для того, чтобы смягчить их и был создан Стабфонд, потом преобразован в Резервный фонд и Фонд благосостояния. Но идея, что можно халатно и спокойно относиться к бюджетным обязательствам, к эффективности бюджетных расходов, разумеется, в сложившейся ситуации, неправильна. Можно спорить о том, какая часть изменений бюджетного баланса связана с падением доходов от нефти, а какая — с ростом бюджетных ассигнований . Здесь тема для обсуждения в диапазоне от одной трети процента до пятидесяти процентов. Но то, что, конечно, это связано с вопросом эффективности бюджетных расходов, при нынешнем развитии событий, это очевидно.

Внешняя политика... в целом она лучше, чем была два года назад. Она менее конфрантационна. Я рад, что мы добились в ходе последнего визита американского президента в Москву существенных изменений в российско-американских отношениях. Мне кажется, что это полезно для той и для другой стороны. Полезно для мира, у которого и так достаточно проблем. Это не значит, что она всегда была идеальной. В целом я вижу признаки улучшения. Что касается внутренней политики. Когда реальные доходы населения 10 лет растут и растут на 10% в год, то быть популярным не трудно. Да и собственно, для того, чтобы выигрывать выборы не нужно никаких манипуляций — ты их и так выиграешь. Когда доходы начинают сокращаться и весьма существенно, ситуация радикально меняется. По состоянию на сегодняшний день реакция населения на резкое изменение динамики доходов была поразительно спокойной. Число участников забастовок практически не увеличилось. Но это не значит, что так будет всегда. И тогда есть ключевая развилка во внутренней политике, которая, на мой взгляд, пока не пройдена. Суть ее в следующем: если у вас резко изменились условия экономической жизни, то можно пойти по пути закручивания гаек, ужесточения репрессий. Но можно пойти по пути постепенной последовательной либерализации режима. Я думаю, что первый путь крайне опасен. Об этом свидетельствует весь отечественный и мировой опыт. Второй путь - правильный и вполне реализуемый. И он был реализован во многих странах мира. И я надеюсь, что нынешняя политическая элита остановится на втором.

Илья [ 27.11 00:26 ] Егор Тимурович, сколько стоят Ваши часы?

Понятия не имею.

Раф [ 26.11 18:53 ] Егор Тимурович, почему Вы не уходите в политические диссиденты? В стране нет достойного лидера либерального направления. А Ваши экономические взгляды на развитие России не могут быть реализованы из-за отсутствия у руководства страны политической воли. Нельзя же быть всю жизнь философом, будучи в верхах, надо что-то делать. Или же Вы, как философ, ориентируетесь на степень развития населения (оно того достойно)?

Потому что я взял на себя роль человека, ответственного за очень тяжелые экономические реформы, которые, как показывали все опросы общественного мнения, заведомо были непопулярными. Хотя при этом общество начала 90-х имело своеобразно устроенное сознание (так бывает). Оно, во-первых, понимало, что экономические реформы абсолютно необходимы, чтобы уйти от катастрофы. При этом не хотело их основных компонентов, таких как – либерализация цен, без которой все стальное не работает. Поэтому я знал, что принимаю на себя всю эту ответственность. Борис Николаевич Ельцин — харизматичный политик, который в условиях коммунистической власти, работающей против него государственной пропаганды, умел выигрывать выборы в столице тоталитарной империи с результатом 90% «за» и инвестировал весь свой политический капитал в то, чтобы провести упорядоченные экономические реформы в России. Может, он не в полном объеме понимал, насколько тяжелым будет удар по его политической поддержке, связанной с этим выбором. Но он это сделал. Так что для меня быть лидером демократического движения – это значит подставлять демократическое движение, потому что слишком много людей в России я никогда не смогу переубедить в том, что это не я обесценил вклады, что это не из-за меня были тяжелые экономические проблемы начала 90-х годов. Оставим это историкам.

Ирина [ 30.11 21:44 ] Что такое, в Вашем понимании, понятие "порядочность"? А "чистоплотность"? И где Вы с проявлением этих понятий сталкивались последний раз? И какое они имеют к Вам отношение?

Делай что должен — будь как будет.

Мазепа Игорь [ 01.12 12:30 ] Могли бы Вы рассказать о Вашей работе в журнале "Коммунист"?

Это была очень интересная работа. Один из самых приятных периодов в моей жизни. Меня туда пригласил работать Отто Рудольфович Лацис. Он был назначен первым заместителем главного редактора журнала. Он хороший друг моего отца и вообще человек с довольно сложной судьбой, у него была куча политических неприятностей, долгие голы он был невыездным, находился под партийным расследованием, под запретом на публикации и так далее. И это был очень талантливый экономический журналист, которого я знал с детства. Он предложил мне – в то время ведущему научному сотруднику Института прогнозирования Академии наук, возглавить экономический отдел журнала «Коммунист». Главным редактором был Иван Фролов. Он друг с университетской скамьи Михаила Горбачева. И он начал перестраивать «Коммунист» из органа строгой партийной догматики в орган перемен. Когда мне предложили это место, я скажу честно, сильно задумался, а потом решил, что от таких предложений нельзя отказываться. Потому что не использовать «Коммунист» как инструмент открытия экономической информации, открытой экономической дискуссии по ключевым проблемам нашей страны, ну просто нельзя. И в этой связи, я честно говоря, доволен тем, что удалось тогда сделать в «Коммунисте». Журнал ведь толком не был подвержен цензуре. Предполагалось, что «Коммунист» сам цензура. Когда мы открывали цифры о дефиците бюджета Советского Союза, то нас некому было цензурировать. Это была моя личная ответственность.

Николай [ 27.11 00:53 ] Уважаемый Егор Тимурович, десять лет назад вы дали интервью в программе Чарли Роуза на PBS. Вы объясняли Роузу, почему Ельцин выбрал Путина своим приемником и почему этот выбор правильный. В том же интервью вы неожиданно назвали своей ошибкой "быть недостаточно осторожным в компромиссах", потому что "стратегически цена таких компромиссов оказывается слишком велика". Десять лет назад вы и ваши коллеги из партии СПС поддержали избрание Владимира Путина и прошли в думу. Насколько высокой кажется вам цена того компромисса сейчас (если он был, конечно)?

Высокой.

Чумаков Сергей [ 27.11 02:22 ] Не раз Вы сами признавались в интервью, как искаженно представляют деятельность вашей команды. Почему Вы не выходите в "свет", хотя бы в формате поддержки реноме? Вы так уверены в том, что когда-то граждане поймут ценности лично Ваших управленческих решений? Или Вы просто отстраняетесь от факта нарицательного произнесения Вашего имени в народе?

Ну, почему не выхожу. Я же сейчас отвечаю на ваши вопросы.

Валентин [ 27.11 03:23 ] Егор Тимурович, как Вы считаете, борьба с коррупцией вообще может дать какие-то результаты, или все-таки систему МВД нужно полностью менять? Если сам Нургалиев признается и подтверждает, что система устарела. Будет ли власть как-то реагировать? Спасибо!

Борьба с коррупцией, это действительно важнейшая проблема российской политики, очень серьезная задача и нельзя ее решать лобовыми способами. То есть, если начать выносить расстрельные приговоры за коррупцию, то это приведет только к тому, что большая часть денег, которые связаны с коррупцией, перейдет в силовые структуры. Ничего иного не получится. Борьба с коррупцией это в первую очередь – реально свободные СМИ, имеющие реально свободный массовый доступ к населению. Во-вторых, это реально функционирующая система разделения властей, в том числе свободная судебная система и реально функционирующий парламент. Он может быть не идеален. Скажем, последний парламент, в котором я работал, это был парламент, сформированный по итогам выборов 1999 года. Он был далеко не идеален. Сказать, что все депутаты там не были коррумпированы, я никогда бы не взялся. Парламент – это площадка, на которой неизбежно сражаются разные группы интересов и каждый из них может положить на стол документы, которые показывают факты коррупции. Даже если им за это заплатили. И на это надо реагировать. Надо реагировать исполнительной власти. Это существенный элемент в борьбе с коррупцией. Так что, конечно, борьба с коррупцией это, в первую очередь, системные меры по обеспечению функционирования того набора институтов, которые проложили дорогу к тому, что называется современным экономическим ростом, то есть беспрецедентному ускорению экономического развития, которое созревало на протяжении столетий в Европе.

Иван Р-в [ 27.11 10:23 ] Егор Тимурович, с удовольствием читаю ваши книги. Скажу больше — это единственные книги по экономике, которые я читаю на русском языке. Но в них есть небольшой перекос: они посвящены изучению страны в начале 90-х и ранее, что многими воспринимается как попытка оправдания "шоковой" терапии. Есть ли в ваших планах публикация анализа российской экономики после 2000 года? В особенности интересует опыт преобразований на региональном уровне.

Думаю, что в принципе это решаемая задача.

Олег Владимирович Кузнецов [ 27.11 11:17 ] Егор Тимурович, когда-то я был членом движения "Выбор России", потом членом партии "ДВР", однако при создании СПС многие члены ВР и ДВР не вошли в нее. При создании СПС во многих регионах организации возглавили местные олигархи, не имеющие поддержки демократической общественности, но получившие поддержку руководства. Уже тогда было ясно, что элитарная СПС не получит широкой поддержки. Сегодня политическая смерть СПС состоялась. Однако в регионах по-прежнему сохранился старый актив демократов. Есть ли, на Ваш взгляд, перспективы создания новой партии либерально-демократической ориентации? Не как "кремлевского проекта", а общественной инициативы.

Думаю, что – перспективы есть. Я не знаю как это будет происходить на практике. Совершенно не хочу быть лидером такой партии. Считаю, это должны быть люди другого поколения, которые не несут мои меры ответственности за необходимые тяжелые меры, которые мы принимали в начале 90-х годов. Но я убежден, что это неизбежно случится.

Григорий [ 30.11 15:50 ] Кланы, группы, интересы, срастание бизнеса и власти - кажется все сложилась так в России, что нет выхода, все как в Латинской Америке. Бюрократия держится за власть и фальсифицирует выборы, потому что боится за свою шкуру — есть ли выход, теоретический, через какие институты государства и общества он возможен?

Да, у нас разная история с Западом. Это наша трагедия, но это реальность. Придумать сценарий, при котором мы будем жить как Голландия или Люксембург я не могу. Но при этом необходимость внедрения набора институтов, обеспечивающих устойчивый экономический рост и политическую стабильность, вне зависимости от того, как складывается конъюнктура нефтяного рынка, это важнейшая стратегическая проблема нашей страны. Да, это наша специфика. Отличие нашей судьбы от судьбы Голландии это реальность. А то, что из-за этого мы всю жизнь должны испытывать тяжелейшие экономические и политические проблемы, - нет.

Юрий Анатольевич [ 28.11 15:19 ] Егор Тимурович, можете ли Вы ответить односложно, Россия — демократическая страна? Возможно ли экономическое/материальное процветание граждан вне зависимости от политического строя в стране?

Теоретически да – подобного рода режимы в условиях урбанизированных грамотных обществ уровня нашего ВВП, как правило, не стабильны. Скажем в Тайване – можно было бы в середине 1970-х годов представить себе переход к реальной демократии? Трудно. А в Южной Корее, Испании – тоже с трудом. И, тем не менее, эти задачи были решены. При всех проблемах в этих странах, были сформированы демократические режимы. Почему мы не можем пойти по этому пути? Ну, пока не идем, но это не значит, что это навсегда. Одна из моих последних работ называется «Долгое время», так что на подобные вопросы надо отвечать в терминах долгого времени.

  • Всего документов:
  • 1
  • 2

Тэги:

Обсудить: (0)

рекомендуем

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение