• Москва, +17....+21 небольшой дождь
    • $ 63,74 USD
    • 70,30 EUR

Коротко

Подробно

-->

"Санатория с тремя вертолетными площадками не бывает"

Бизнесмен СЕРГЕЙ КОЛЕСНИКОВ, ранее входивший в совет директоров страховой группы "Согаз", подконтрольной банку "Россия", и написавший открытое письмо президенту Дмитрию Медведеву о коррупции в правительстве, рассказал "Ъ", что он думает о продаже "дворца Путина".


— Бизнесмен Александр Пономаренко приобрел недострой в Прасковеевке. Вы считаете, сделка — это реакция на ваши заявления?

— Да, я думаю, что это реакция на мое письмо, единственное, что я могу еще сказать,— реакция слишком простая. Данный дворец был оформлен на (Николая.— "Ъ") Шамалова, естественно, он мог его продать кому угодно. Другое дело, что главный вопрос остался — откуда изначально взялись деньги на это строительство. Второе: приобретение никак не меняет ситуацию в отношении инфраструктуры, которую построило государство за свой счет, а именно дороги, линии электропередачи, газопровод, системы связи, на это затрачены сотни миллионов государственных денег. Существуют оценки независимых экспертов: километр дороги в горных условиях стоит ориентировочно столько-то, газопровод по горам — столько-то. Хотя, сколько было реально заплачено, неизвестно, это может быть совершенно любая сумма.

— По официальной версии, объект продал господин Шамалов и два его партнера, вы их знаете?

— У меня нет никаких версий по этому вопросу. Я знаю документально только то, что дворец принадлежал компании "Идокопас". Она, в свою очередь, принадлежала компании, 100% которой владел Шамалов. Он мог привлечь какие-то другие лица.

— Еще теперь называют общую стоимость в размере $350 млн. А вы со ссылкой на сметы, которые видели еще осенью 2009 года, говорили о $1 млрд...

— Пономаренко, я не знаю этого человека, но вы сказали, что он являлся бизнес-партнером других бизнесменов, достаточно известных, по фамилии Ротенберги. Правильно? Суммы сделок между одними друзьями премьер-министра и другими друзьями премьер-министра могут быть любыми.

— А зачем вообще Владимиру Путину может понадобиться дворец в России, по-вашему? Есть правительственные резиденции, зачем нужна собственность, которую не очень-то спрячешь?

— Какой смысл иметь много заграничных дворцов, хотя они тоже есть? Я не обладаю этой информацией, но ее можно почерпнуть из источников в интернете. Исполняя роль главы государства, возможности проводить много времени за границей в общем-то нет. А на территории России уже возникла привычка жить только во дворцах. В одном дворце жить скучно. Получается, недостаточно 26 государственных резиденций, нужны еще десятка полтора-два частных.

— Хорошо, если предположить, что пансионат действительно предназначался премьер-министру, теперь его предназначение поменяют, откроют там всесоюзную здравницу?

— Любой бизнес-проект должен быть экономически выгоден. Сделать здравницу, в которой можно максимально разместить 20 человек, эксплуатация которой стоит несколько миллионов долларов, а то и несколько десятков миллионов долларов в месяц, экономически бессмысленно. Если в этом месте построить еще один комплекс для большого количества людей, то это существенным образом скажется на экологии места. Нельзя совмещать экономику и дворцы. Я не сомневаюсь, что никакого бизнес-проекта там быть не может, это скажет абсолютно любой человек, который мало-мальски представляет функционирование резиденций. Санатория с тремя вертолетными площадками, с абсолютно отдельной внутренней энергетической инфраструктурой и всем остальным — не бывает. Я считаю, что все сделано с одной целью — вывести господина Шамалова из этой ситуации, чтобы не было возможности задать ему один-единственный вопрос — откуда деньги?

Интервью взяла Юлия Ярош


  • Всего документов:
  • 1
  • 2
  • 3

Тэги:

Обсудить: (0)

Газета "Коммерсантъ" №37 от 03.03.2011, стр. 12

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы