Коротко


Подробно

Главная тайна господдержки

Из истории, приключившейся с Банком Москвы, можно сделать два взаимоисключающих вывода. Либо все разговоры о его плачевном состоянии велись ради того, чтобы выбить госпомощь и нарисовать банку красивый баланс по МСФО. Либо все эти ужасы — чистая правда, а значит, в любом российском госбанке положение может быть таким, что не помогут никакие вливания.


В начале июля Центробанк объявил, что для санации Банка Москвы государство готово выделить беспрецедентную сумму — около 300 млрд руб. По мнению ЦБ, эти деньги необходимы для спасения от банкротства одного из крупнейших и успешных российских банков. По данным на 1 апреля, Банк Москвы был на шестом месте по величине чистых активов и имел прибыль более 11 млрд руб. Тем не менее регулятор сообщает, что для стабилизации ситуации в банке "предполагается увеличение уставного капитала ОАО "Банк Москвы" на сумму 100 млрд руб. за счет инвесторов — организаций группы ВТБ. Агентство по страхованию вкладов предоставит ОАО "Банк Москвы" обеспеченный залогом заем на сумму 295 млрд руб. по ставке 0,51% годовых на срок 10 лет".

Объем госпомощи банку наталкивает на мысли о том, что кредитная организация стоит на краю финансового краха. Ведь 400 млрд руб., выделенные Банку Москвы, это больше половины всех его обязательств. Однако все не так просто. Полученными средствами банк не собирается затыкать внезапно возникшие дыры, а в соответствии с планом мероприятий, разработанным ЦБ и АСВ, купит на эти деньги госбумаги.

Смысл такой финансовой помощи заключается в том, что она предоставляется на очень льготных условиях: всего 0,51% годовых на десять лет. Согласно правилам МСФО, в таком случае разница между этой ставкой и рыночной, по которой банк мог бы получить деньги, будет записана ему в прибыль. В результате этой операции Банк Москвы по МСФО сразу получает прибыль в размере 150 млрд руб. А хорошая отчетность по МСФО нужна банку, чтобы показать ее западным заемщикам. Дело в том, что Банк Москвы выпустил еврооблигации примерно на $2,5 млрд. И по условиям ряда выпусков общей суммой $1,65 млрд он обязан был опубликовать годовой отчет по МСФО за 2010 год до 30 июня. Банк этого не сделал и рискует получить дефолт по своим еврооблигациям, если не успеет обнародовать годовой отчет до 30 июля. Прибыль же, полученную от операции с размещением в банке средств на нерыночных условиях, по правилам МСФО он сможет записать уже в этот годовой отчет. Плохая же отчетность Банка Москвы, кроме того что снизит привлекательность его бумаг для западных инвесторов, может ударить и по ВТБ как основному акционеру банка. А ВТБ уделяет очень большое внимание тому, как он выглядит на международном финансовом рынке.

Получается, что вся грандиозная затея с рекордной финансовой помощью была организована ради пары строчек в бумажном отчете. Выходит, и государство не потратило деньги на спасение Банка Москвы, а просто дало их подержать, и проблем катастрофических размеров в банке может не оказаться.

До ухода Андрея Бородина Банк Москвы не считался проблемным активом

До ухода Андрея Бородина Банк Москвы не считался проблемным активом

Фото: Татьяна Черкезян, ИТАР-ТАСС

Можно как угодно относиться к бывшему главе Банка Москвы, но логика в его словах есть. На своем сайте Андрей Бородин так прокомментировал заявление Банка России о необходимости выделить для спасения Банка Москвы в общей сложности почти 400 млрд руб.: "Я бы хотел напомнить вам о том, что во время моего управления Банк Москвы с 2007 года был одним из немногих российских банков с международным кредитным рейтингом и ведущими международными банками, такими как Goldman Sachs, JP MorganChase и Credit Suisse, среди его акционеров".

Впрочем, нельзя исключать, что в Банке Москвы действительно есть проблемы с качеством какой-то доли активов, в частности кредитов. Не зря же банк создал резервы на возможные потери по кредитам в размере 90 млрд руб. Новый президент Банка Москвы Михаил Кузовлев так рассказал радиостанции "Коммерсантъ-FM" о ситуации с проблемными кредитами: "Ряд компаний погашают, ряд — нет. Вот эти 150 млрд руб., выбранные на всевозможные офшоры, у них обслуживание долга равно нулю. Мы создали практически до 90 млрд руб. с начала года резервов именно по компаниям, входящим в эту группу". "Как только прошлый менеджмент утерян банком, они тут же перестали обслуживать кредит. Потому что, чтобы вы понимали логику, эти компании получали в банке кредиты и дальше с помощью этих кредитов уже обслуживали кредитный портфель, который мы сегодня называем проблемным. Это была постоянная пролонгация и перекредитовка, в том числе процентных платежей. Очень немногие из компаний, входящих в эту группу, которая представляет группу инвесторов, о которых пишет Андрей Бородин в своих письмах, действительно имеют позитивный денежный поток. В большинстве своем это компании, которые денежного потока вообще не имеют. И они всегда жили за счет того, что в банке была возможность перекредитовки и наполнения их балансов денежными потоками за счет вот этих вот постоянно растущих кредитов, которые сегодня вылились в 150 млрд".

С этой оценкой согласен и министр финансов Алексей Кудрин: "Самые плохие кредиты составляют порядка 150 млрд руб., остальные имеют хотя бы какие-то активы под собой, и с ними будет дополнительно работать ВТБ уже за счет своих средств". А по оценке главы наблюдательного совета ВТБ Сергея Дубинина, объем плохих кредитов составляет 300-350 млрд руб. И это при том, что кредитный портфель банка составляет чуть больше 600 млрд руб.

Возникает вопрос: а зачем тогда ВТБ покупал такой плохой банк? Объяснение господина Кузовлева звучит так: "Как предмет поглощения Банк Москвы всегда был очень привлекательным в силу своей хорошей позиции, которую он занимает в Московском регионе". Получается, что ВТБ не знал, что покупает: покупал хороший банк с хорошей позицией, а купил дыру в 150 млрд руб.

За красивым фасадом нового приобретения ВТБ Андрей Костин обнаружил проблемы на сотни миллиардов

За красивым фасадом нового приобретения ВТБ Андрей Костин обнаружил проблемы на сотни миллиардов

Фото: Татьяна Черкезян, ИТАР-ТАСС

А ведь еще в марте Счетная палата, проводившая проверку Банка Москвы, обнаружила, что ряду заемщиков банк выдавал кредиты на нерыночных условиях. Аудиторы нашли около 40 непрофильных организаций, аффилированных с банком, которые получали такие кредиты. Правда, тогда представители Счетной палаты утверждали, что объем проблемной задолженности составляет 7% кредитного портфеля, то есть около 45 млрд руб.

В связи с этим возникает другой вопрос: почему, зная об этом заключении Счетной палаты, ВТБ не продал акции Банка Москвы Андрею Бородину, когда тот предлагал такую сделку? Андрей Бородин выставил 23 марта оферту на выкуп акций Банка Москвы у ВТБ за сумму, которую тот уплатил городу за долю в банке,— 103 млрд руб. Оферта действовала до 8 апреля, то есть почти две недели с момента, когда Счетная палата обнародовала результаты своей проверки.

Если катастрофическое положение с кредитным портфелем в Банке Москвы имеет место, то возникает еще один вопрос: куда смотрел Банк России? Одно из основных направлений деятельности Центробанка — надзор за кредитными организациями. "Решение ЦБ выдать кредит столичному банку через АСВ является не очень хорошим событием в истории банковского сектора и послужит хорошим уроком, свидетельствующим о необходимости расширения полномочий ЦБ в сфере банковского надзора",— цитирует зампреда ЦБ Сергея Швецова агентство Bloomberg. То есть это событие не свидетельствует о низкой квалификации сотрудников ЦБ, осуществлявших надзор за Банком Москвы, а только "о необходимости расширения полномочий ЦБ в сфере банковского надзора".

Но еще удивительнее объяснение, которое дал бездействию ЦБ на фоне случайно выявленного финансового кризиса в Банке Москвы Алексей Кудрин. "Москва являлась основным акционером и, по сути, отдала банк полностью под контроль лично Бородина и оградила его от нормального контроля",— сказал он. "Правительство Москвы не осуществляло должный контроль и допустило ограничение уровня необходимого контроля, и если бы ВТБ не вошел в банк, то мы бы имели ситуацию более худшую",— добавил министр финансов.

То есть получается, что ЦБ вообще не контролирует ситуацию в банках, если правительство Москвы могло легко оградить свой банк от проверок. Выходит, правительство России и подавно может оградить свой банк от каких-либо проверок. И "Газпрому" наверняка по силам оградить свой банк от проверок. А в российской банковской системе первые шесть мест занимают госбанки, и каждый есть кому оградить от проверок. Просто страшно представить, что на самом деле в них творится, если все, что говорят сейчас о Банке Москвы, правда.

Замминистра финансов Алексей Саватюгин заявил, что "проблемы с банком такого уровня, они бы повлекли за собой необратимые последствия для всей банковской системы". Теперь, наверное, уже не повлекут, но вот проблемы российской банковской системы история с Банком Москвы показала достаточно ясно. И ущерб ее репутации может оказаться таким масштабным, что, возможно, дешевле было бы показать не очень хорошую отчетность Банка Москвы западным инвесторам.

А куда смотрел аудитор Банка Москвы, я даже спрашивать не стану. После истории с "Энрон" и "Артур Андерсен" это вопрос риторический.

О том, почему так легко обманываются аудиторы, читайте в материале "Однорукий аудит".

Максим Буйлов


Тэги:

Обсудить: (0)

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы

Социальные сети

все проекты

обсуждение