• Москва, +19....+28 дождь
    • $ 64,92 USD
    • 71,21 EUR

Коротко

Подробно

Россия указала выход для интернета

Совбез и МИД придумали, как установить мир и порядок в киберпространстве

Россия придумала, как поставить надежный заслон на пути расползающихся по миру интернет-революций. В распоряжении "Ъ" оказался подготовленный Совбезом и МИД РФ проект конвенции ООН "Об обеспечении международной информационной безопасности". Документ, на принятие которого Россия рассчитывает уже в 2012 году, запрещает использование интернета в военных целях и для свержения режимов в других странах, но при этом оставляет властям полную свободу действий внутри национальных сегментов сети. Эксперты убеждены, что главной целью Москвы является устранение угрозы, которую представляют растущие возможности США по ведению кибервойн.


Цифровая контрреволюция


Оказавшийся в распоряжении "Ъ" документ был впервые представлен на завершившейся вчера в Екатеринбурге закрытой встрече руководителей спецслужб и силовых ведомств 52 стран, организованной Совбезом РФ. Главной темой форума стала мировая информационная безопасность, а гвоздем программы — подготовленный хозяевами проект конвенции ООН по ее защите. 18-страничный документ является итогом многолетней работы экспертов Совбеза и МИД РФ, а также Института проблем информационной безопасности МГУ.

Москва давно ратует за необходимость принятия свода международных правил поведения в киберпространстве (см. "Ъ" от 29 апреля). По данным ФСБ, российским правоохранительным органам постоянно приходится сталкиваться с кибернападениями: только на сайты президента РФ, Госдумы и Совета федерации ежедневно осуществляется до 10 тыс. атак. От хакеров страдает и российский бизнес, особенно банковский.

Основные угрозы, на борьбу с которыми направлен продвигаемый Россией документ, подробно перечислены в его четвертой статье. Среди них "использование информационных технологий для враждебных действий и актов агрессии", "подрыв политической, экономической и социальной систем" одного государства другим, "манипулирование потоками в информационном пространстве других государств с целью искажения психологической и духовной среды общества", а также "массированная психологическая обработка населения для дестабилизации общества и государства". Москва считает подобные действия составными частями "информационной войны" и требует признать их преступлением против международного мира и безопасности.

По словам собеседников "Ъ" в российских властных структурах, Москва обеспокоена этими угрозами неспроста. Дело в том, что в некоторых странах активно создаются кибервойска для ведения боевых действий в интернете. В октябре 2010 года в полную силу заработало киберкомандование США (US Cyber Command) со штатом более 1 тыс. человек. Специальные киберподразделения есть у Великобритании, Китая, Израиля и Индии. Россия же, как рассказывал "Ъ" еще в июле глава департамента МИД РФ по вопросам новых вызовов и угроз Илья Рогачев, по уровню инвестиций в технологии и кадры для борьбы в киберпространстве заметно отстает от зарубежных игроков. Помимо милитаризации киберпространства в Москве опасаются и использования интернета и сотовой связи для мобилизации людей и координации массовых антиправительственных протестов.

Нормы, которые должны помочь России бороться с этими угрозами, подробно изложены в ключевой, пятой статье конвенции. "Государства будут руководствоваться принципом неделимости безопасности и не будут укреплять свою безопасность в ущерб безопасности других,— говорится в документе.— Ни одно государство не будет предпринимать попыток добиться господства в информационном пространстве над другими государствами".

Таким образом, Москва хочет закрепить в новой конвенции тот же принцип неделимости безопасности, который она пыталась зафиксировать в предложенном президентом Медведевым Договоре о европейской безопасности. Это позволит РФ получить юридические гарантии ненападения. По словам собеседников "Ъ", близких к разработке документа, именно поэтому Москва решила сразу готовить его в виде конвенции ООН, имеющей юридическую силу и приоритет над национальными законодательствами.

Для этого в концепции зафиксирован ряд положений, которые призваны защитить Россию и другие страны от кибернападения или же от помощи извне местной оппозиции в организации twitter-революции. Шестая статья конвенции обязывает государства "воздерживаться от разработки и принятия планов, способных спровоцировать возрастание угроз в информационном пространстве", "не использовать информационно-коммуникационные технологии для вмешательства в дела, относящиеся к внутренней компетенции другого государства" и, наконец, "воздерживаться от клеветнических утверждений, оскорбительной или враждебной пропаганды для осуществления интервенции или вмешательства во внутренние дела других государств".

В то же время Россия добивается закрепления в конвенции принципа невмешательства в информационное пространство друг друга. "Каждое государство вправе устанавливать суверенные нормы и управлять в соответствии с национальными законами своим информационным пространством",— отмечается в проекте. И хотя в документе указывается, что государства должны защищать свободу слова в интернете и "не вправе ограничивать доступ граждан к информационному пространству", в тексте делается важная оговорка: правительства могут вводить ограничения "в целях защиты национальной и общественной безопасности". А степень угрозы, исходящей, например, от призывов собираться в определенный день на определенной площади, каждая страна вольна понимать по-своему.

Революционеры в штатском


По данным "Ъ", в Москве надеются, что принять конвенцию удастся уже в следующем году. Однако, как признают собеседники "Ъ" в МИД РФ и Совбезе, с этим могут возникнуть трудности, поскольку ключевые пункты российского договора прямо противоречат политике самой могущественной сейчас кибердержавы — США.

Вашингтон активно развивает цифровую дипломатию, скрытой частью которой как раз являются меры по дестабилизации авторитарных режимов при помощи интернет-технологий (см. "Ъ" от 15 сентября). Американцы не признают существования "национальных интернетов" и не считают, что меры по взлому цензурных барьеров других стран являются вмешательством в их внутренние дела. Доступ к интернету США включают в набор универсальных прав человека, ограничивать которые нельзя ни под каким предлогом. Вразрез с предложениями РФ идут и положения принятой в мае кибердоктрины Белого дома, которая оставляет за США право разрабатывать наступательные кибертехнологии и реагировать на кибератаки всеми доступными средствами — вплоть до ядерного оружия.

"Убедить западные страны принять российские предложения будет непросто. Вряд ли документ в этом виде возможно будет принять на площадке ООН,— полагает главный редактор журнала "Россия в глобальной политике" Федор Лукьянов.— Но в любом случае российская инициатива покажет, что Москва является источником идей по альтернативному мироустройству, а потому конвенция будет с благосклонностью воспринята странами вроде Китая".

Впрочем, Пекину тоже могут не понравиться отдельные положения конвенции — прежде всего механизмы расследования киберпреступлений. Конвенция предлагает государствам сотрудничать друг с другом при расследовании кибератак и в некоторых случаях допускать иностранных следователей к соответствующим системам на своей территории.

Собеседники "Ъ" в МИД РФ уверены, что с китайцами будет легче договориться, чем с американцами, но не оставляют надежд переубедить и последних. По словам источника "Ъ" в МИДе, сейчас США и ряд европейских стран уже готовят свой ответ на российскую инициативу — они хотят к ноябрю расширить Будапештскую конвенцию Совета Европы 2001 года по борьбе с киберпреступностью. Россия не стала присоединяться к этому договору, ратифицированному 31 страной (еще 16 подписали, но не ратифицировали его), поскольку ее не устраивает записанное в документе право спецслужб одних стран проникать в киберпространство других стран и проводить там операции, не ставя местные власти в известность.

"Ближайшие месяцы будут крайне напряженными. Вопрос в том, кто сможет убедить в преимуществах своего проекта большее число стран — мы или они,— резюмирует собеседник "Ъ" в МИД РФ.— Мы выстрелили первыми, но основная работа только начинается". По итогам встречи в Екатеринбурге Николай Патрушев выразил надежду, что итоговый документ для передачи в ООН удастся разработать к следующей встрече. По данным "Ъ", она пройдет в Санкт-Петербурге или Москве.

Елена Черненко, Александр Габуев


  • Всего документов:
  • 1
  • 2
  • 3

Тэги:

Обсудить: (0)

Газета "Коммерсантъ" №178 от 23.09.2011, стр. 1

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы

обсуждение