• Москва, +8....+9 небольшой дождь
    • $ 63,95 USD
    • 71,57 EUR

Коротко


Подробно

Лайнер ушел в подрыв

Установлено, почему разбился Як-42 с хоккейным "Локомотивом"

Как стало известно "Ъ", расследование катастрофы Як-42Д в аэропорту Ярославля, в которой погибла хоккейная команда местного "Локомотива", завершено, и уже на этой неделе могут быть обнародованы его результаты. Причиной аварии, очевидно, будут названы ошибочные действия при взлете командира экипажа Андрея Соломенцева. Как было установлено расследованием, на разгоне он непроизвольно притормозил самолет, поставив ступни на педали, а когда стал тянуть на себя штурвал, пытаясь оторвать тяжелую машину от земли, и вовсе уперся в них ногами что было силы.


Как было установлено расследованием, торможение на взлете не такое уж редкое явление среди членов экипажей Як-42, переучившихся на новый тип с самолетов Як-40. Дело в том, что системы управления этими самолетами на разбеге — парные педали двойного назначения у каждого из летчиков — схожи. Чтобы подкорректировать направление разбегающегося самолета, пилот нажимает нижнюю часть педалей, отклоняя так называемый руль направления в хвосте, а чтобы затормозить, давит ногой на верхнюю часть по аналогии с автомобилем. Однако есть и существенное, как выяснилось, различие: педали Як-40 имеют снизу специальные полочки-чашки под каблук, поэтому ноги в них можно как бы положить и держать постоянно, в то время как на Як-42 этих полочек нет. Конструкторы новой машины предполагали, что при разгоне пилоты будут держать каблуки не на педалях, а на полу, лишь изредка подправляя руль направления носками, однако, как убедились авиарасследователи, этого не произошло. Многие летчики, привыкшие к удобным "чашкам" сорокового, предпочли сохранить старую позу — с ногами на педалях — и на новом типе, корректируя направление, соответственно, пятками.

"Торможения Як-42 на разбеге, как показали наши опросы "переучившихся", случались и случаются,— рассказал "Ъ" один из участников расследования.— Но "тормозные" действия летчиков до сих пор сходили им с рук. Дело в том, что возникающее замедление пилоты компенсировали режимом работы двигателей и более энергичным "подрывом" передней стойки шасси. Руководство же авиакомпаний и контролирующие органы о проблеме "тормозных взлетов" не знало, поскольку отклонение педалей в сторону торможения бортовыми самописцами самолета не фиксируется". Отметим, что, получив опасную статистику, МАК, еще не дожидаясь окончания расследования, отправил во все авиакомпании, эксплуатирующие Як-42, телеграммы, в которых потребовал "провести занятия с летным составом по правильному положению ног на педалях на различных этапах полета".

Как уверяют эксперты, "расслабились" на взлете из ярославского аэропорта Туношна 7 сентября и летчики "Як Сервиса" — командир Андрей Соломенцев, просидевший за штурвалом Як-40 более 5 тыс. часов, и второй пилот Игорь Жевелов, только что переучившийся на Як-42. Оба взлетали, сидя в привычных для себя позах — с ногами на педалях. Созданное кем-то из пилотов легкое притормаживание не привело бы к трагедии, однако на этот раз экипаж, как говорят специалисты, допустил целую серию роковых ошибок.

— Скорость принятия решения? — спросил у командира еще до разбега читавший так называемую карту параметров взлета Игорь Жевелов.

— Сто девяносто,— ответил ему командир.

Эксперты полагают, что именно с этого момента и начала развиваться трагедия. Дело в том, что лайнер с хоккейной командой вылетал из Ярославля, будучи загруженным почти под завязку: с учетом 14 тонн топлива и почти 2 тонн хоккейной амуниции на борту его масса составляла 54 тонны (предельная взлетная масса Як-42Д составляет 56 тонн). Если бы пилоты рассчитали скорость отрыва передней стойки Як-42Д при такой массе, они получили бы значение 210 км/ч, однако командир назвал цифру, что называется, с потолка, видимо, понадеявшись на свой опыт и профессионализм.

Уже отправившись в разбег, один из пилотов, как установили эксперты, чуть отодвинул штурвал от себя вместо того, чтобы держать его в нейтральном положении. Это обстоятельство тоже, в общем-то, не было критичным: отклоненный на пикирование руль высоты и притормаживание пилоты легко компенсировали бы традиционным способом — тягой двигателей и более энергичным отрывом передней стойки. Однако прижатые к бетонке за счет дополнительного пикирующего момента передние колеса вдруг начали вибрировать. Здесь сыграли свою роль еще два уже не зависящих от летчиков фактора — мелкие неровности бетонки и подразбитые амортизационные стойки переднего шасси, усилившие вибрацию.

Тряска спровоцировала управлявшего машиной командира начать подрыв еще раньше, на скорости 185 км/час, после чего он и получил вполне предсказуемый результат — колеса от земли не оторвались.

По сути, у экипажа в тот момент оставался единственный выход — прекратить взлет и начать экстренное торможение. Однако летчики, как полагают эксперты, прекрасно понимали, что такое решение предполагает возможный срыв первого матча на первенство КХЛ, на который летел ярославский "Локомотив" в Минск, штрафные санкции к "Як Сервису" со стороны руководства команды, а вслед за этим неминуемый "разбор полетов" внутри компании. И это все лишь в случае успешного торможения в пределах полосы. Так называемое выкатывание за ее пределы с разрушением машины, которое было вполне вероятно на скорости 185 км/ч, могло иметь и вовсе трагические последствия.

В итоге командир Соломенцев продолжил взлет. Пытаясь оторвать передние колеса от земли, он энергично взял штурвал на себя, подняв таким образом руль высоты — большую горизонтальную плоскость в хвосте самолета — на десять градусов вместо положенных при взлете Як-42Д пяти-шести. При этом на штурвале командира, как установили эксперты, возникло усилие в несколько десятков килограммов. Пилот, удерживая его двумя руками, уже не мог сам переставить рычаги управления двигателями в положение максимальной тяги, поэтому он попросил сделать это бортинженера. "Взлетный. Взлетный. Взлетный",— постоянно твердил подчиненному командир, хотя тот давно уже разогнал турбины до предела.

Между тем с ростом скорости увеличилось давление встречного потока на отклоненный руль высоты, а соответственно, удерживать штурвал командиру стало еще труднее. Как уже сообщал "Ъ", Игорь Жевелов оторвал машину от земли, только потянув за штурвал с усилием 64 кг и отклонив при этом руль высоты на 13 градусов в положение кабрирования. Чтобы обеспечить такое усилие на руках, пилоту пришлось уже не слегка, как на разбеге, а что есть мочи давить ногами на тормозные педали. "Что ты делаешь, Андрюха?!" — спросил командира его напарник, но оказавшийся в воздухе самолет, по мнению экспертов, в этот момент был уже обречен. Как только пикирующий момент от тормозов пропал, машина с задранным рулем высоты круто подняла нос, потеряла скорость и свалилась на левое крыло. "П...ц",— сказал командир Соломенцев, перед тем как машина врезалась в землю.

Сергей Машкин


Тэги:

Обсудить: (0)

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение