• Москва, +11....+20 ясно
    • $ 65,99 USD
    • 73,44 EUR

Коротко

Подробно

-->

"Наверное, стоило устраивать это представление не в церкви, а перед церковью"

Мадонна о Pussy Riot

Американская поп-певица Мадонна приехала в Москву в понедельник и сразу же сделала заявление в поддержку российской панк-группы Pussy Riot, которую сейчас судят в Хамовническом суде за "панк-молебен" в Храме Христа Спасителя. Специальному корреспонденту "Ъ" ОЛЕГУ КАШИНУ Мадонна рассказала, считает ли она Pussy Riot музыкантами и чего она ждет от Владимира Путина и российских православных.


— Я пишу не о музыке, а о политике. Скажите, вам комфортно рассуждать на социальные и политические темы? Это нормально для музыканта?

— Я часто участвую в политических дискуссиях, потому что считаю, что должна поднимать политические вопросы в своей работе. Одна из самых важных вещей, одна из самых важных идей, которых я касаюсь в своей работе, в работе музыканта и автора — это свобода слова. Я убежденный противник цензуры, и это одна из важнейших вещей, которыми я занимаюсь. Так что нет, ничего неудобного в обсуждении этих вопросов для меня нет.

— Как вы узнали об истории Pussy Riot? Кто вам о ней рассказал?

— Я даже не знаю, кто был первым, я забыла. Все мои друзья, не только в Америке, но и по всему миру, говорят об этой истории, и я просто не помню, кто первым рассказал мне об этом.

— Хотя бы когда это было?

— Недели две назад.

— А музыку их вы слышали? Просто многие российские музыканты говорят, что музыка Pussy Riot не вполне хороша, что эти девушки — политические активисты, и поэтому музыканты не должны их поддерживать.

— Я никогда не слышала их прежде, но теперь посмотрела несколько их музыкальных видеоклипов, и они мне понравились. Я вижу в девушках из Pussy Riot и арт-перформеров, и политических активистов, но и музыкантов. И да, мне нравится их музыка.

— Может быть странный вопрос, но видите ли вы разницу между тем, как слушают музыку в свободных и несвободных странах? Такая разница есть? У вас же есть фанаты в Сирии или в Северной Корее.

— Да, у меня есть фанаты и там, но я туда не езжу и не вижу их.

— Но в Россию-то вы приезжаете.

— Да, в России запрещены Pussy Riot, но я знаю и других русских музыкантов, в прошлых турах по России и Украине я работала с Александром и Вадимом Колпаковыми, с Евгением Гудзем из Gogol Bordello, я знаю классическую русскую музыку — Чайковского, Стравинского. Так что я знаю и люблю русскую музыку, и разницы скорее нет.

— Многие в России уверены, что Pussy Riot были арестованы с ведома Владимира Путина...

— Я не могу ничего сказать президенту Владимиру Путину, но думаю, что если он хочет исправить ситуацию, если он хочет, чтобы стало лучше, то всегда нужно находить общий язык с теми, кто с ним не согласен, разговаривать с ними. Я надеюсь, президент Владимир Путин освободит этих девушек. Я понимаю, что для церкви это достаточно экстремальная ситуация, но хочу сказать, что это неправильно. Я убеждена, что церковь и правительство не должны быть вместе, они должны существовать отдельно. Когда они вместе — это очень опасный брак. Другие страны пережили эту проблему, и мы знаем, что такая ситуация, когда церковь и государство слишком близки, вредит в итоге всем. Я верю в демократию и считаю, что, простившись с коммунизмом, Россия все-таки должна стать демократической страной. Так должно быть! Россия должна стать демократической страной, в которой у людей есть свобода слова, свобода самовыражения. Если вам не нравится поведение главы государства, вы должны иметь право высказать свое мнение. Тюрьма для людей, выражающих свое мнение — это не признак демократии. Я считаю, что с девушками поступили нечестно. Да, я понимаю, что некоторых людей оскорбило то, что они выступали в церкви. Наверное, это была ошибка. Как бы ни была коррумпирована церковь, храм — это место, которое для многих людей значит слишком много, люди ходят туда молиться. Наверное, стоило устраивать это представление не в церкви, а перед церковью. Может быть, это было бы даже более эффективно. Я считаю, что они были неправы в выборе места, но в главном они были правы. Они были правы в том, что они сказали своим представлением. Я хотела бы, чтобы они были оправданы. Владимир Путин должен их простить — как артистов, как женщин, как матерей. Их нужно освободить. Художник всегда прав, когда он выражает себя. А на критику нужно реагировать так, как должен на нее реагировать сильный человек.

— Сейчас мы ждем приговора суда, скорее всего, он будет вынесен уже на этой неделе, и вот если их посадят — например, на пять лет...

— Это будет слишком экстремальный приговор, это будет безумие.

— Но все же, если они сядут на годы — вы еще будете приезжать в Россию?

— Я все равно верю, что этого не случится, что все закончится хорошо. Я всегда надеюсь на лучшее.

— Корректно ли сравнивать их с вами? У вас ведь тоже не раз были проблемы с "чувствами верующих".

— Да, я тоже много раз расстраивала церковь. Несколько раз меня хотели отлучить от католической церкви. Да, я не попадала за это в тюрьму, но это потому, что я живу в свободной стране, а не в России.

— Что бы вы сказали российским верующим? Многие из них искренне хотят посадить девушек в тюрьму.

— Наверное, мне есть что сказать российским христианам. Российские христиане должны помнить, что философия Иисуса Христа всегда сводится к прощению. Возлюби ближнего и прости его. Верующим стоит понять этих девушек, понять их позицию и простить их. Я считаю, что девушки не заслуживают пяти лет тюрьмы. Да даже одного года они не заслуживают. Христианин, хороший христианин, умеет любить и прощать.

— Вы считаете Владимира Путина хорошим христианином?

— Я обращаюсь не к Владимиру Путину, а к простым верующим.

— Но они голосуют за Владимира Путина.

— Ну хорошо.

— Во вторник на вашем концерте в "Олимпийском" будет что-нибудь, связанное с Pussy Riot? Многие западные музыканты выступают в футболках или даже в масках Pussy Riot. Вы что-нибудь такое планируете?

— Пусть это будет сюрприз, хотя на самом деле я пока не знаю, но постоянно думаю об этом. Что будет лучшим способом помочь им? Во всех своих концертах я говорю своей аудитории о свободе слова, о свободе самовыражения, призываю людей быть людьми. Это часть моего послания, часть моей работы — напоминать людям о том, что они люди.

— В Петербурге, где у вас тоже будет концерт, принят закон, запрещающий пропаганду гомосексуализма. Автор этого закона, местный депутат Милонов, говорит, что вы — главный пропагандист гомосексуализма.

— Но что такое пропаганда гомосексуализма?

— Я не знаю, но в Петербурге она запрещена. Никто не знает.

— Я ничего не пропагандирую, я просто пишу музыку и пою. Но идея, которую я несу своей музыкой — не бывает одинаковых людей, нет общей для всех религии, нет общих для всех правил в любви. Ни у кого нет права требовать, чтобы люди были одинаковыми. Это уводит от свободы, и никто не имеет на это права. Я защищаю феминисток из Pussy Riot, и я точно так же защищаю гей-сообщество. Люди должны уважать друг друга.

— Сейчас в России происходит слишком много политических событий, заставляющих людей ненавидеть друг друга. Что можно этому противопоставить?

— Надеюсь, я принесу в Россию какое-то количество любви и света.

Тэги:

Обсудить: (0)

"Коммерсантъ" от 07.08.2012, 11:32

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы