• Москва, +1...-9 снег
    • $ 59,22 USD
    • 63,62 EUR

Коротко


Подробно

"Практически это такая национализация российской экономики"

Депутат ГД о реформе Центробанка

Устанавливать ставку рефинансирования и определять валютную корзину будет правительство. В Госдуму внесены поправки в закон о Центробанке. Согласно документу, ЦБ должен превратиться в госбанк и лишиться ряда своих функций. Один из авторов законопроекта член комитета Госдумы по бюджету и налогам Евгений Федоров обсудил ситуацию с ведущим Андреем Норкиным и экономическим обозревателем Олегом Богдановым.


А.Н.: Для чего, по вашему мнению, необходима такая реформа?

Е.Ф.: Это необходимо для того, чтобы заработала российская экономика, чтобы установленная ставка кредита — мы предлагаем, чтобы это делало правительство — Центрального банка составляла конкурентную, допустим, с европейцами. Напоминаю, в Европе — 0,75%, в США — 0,25% этот кредит. Соответственно, если он будет 1%, его установит правительство, то наша экономика будет получать средства от банков РФ по ставке 2-4%. Это позволит заместить иностранное кредитование и за счет этого нарастить денежную массу в стране, получить дополнительные инвестиции в экономику. В перспективе пять-десять лет — порядка 110 трлн руб. Практически это такая национализация российской экономики. Сделать так, чтобы она работала на российскую промышленность, на российские интересы, на граждан РФ.

О.Б.: А что в этом случае будет с валютой, с долларом? Какой курс вы предполагаете при снижении ставки до 1%?

Е.Ф.: Он останется сегодняшним. Мы исходим из того, что условно это будет 33-34, 32. Мы вообще эту сферу не затрагиваем.

О.Б.: Банки будут курс устанавливать? ЦБ будет вмешиваться в эту ситуацию?

Е.Ф.: Центральный банк, у него есть для этого огромный ЗВР. Напоминаю, что объемы ЗВР у нас сегодня в России больше $500 млрд, это позволит держать тот курс, который необходимо. В чем цель закона: мы фактически вытесняем из российской экономики иностранную денежную массу, которая сегодня составляет только по кредитам больше $600 млрд, которые взяли российские предприятия, я имею в виду западные кредиты. Но они их взяли не от хорошей жизни, они их взяли, потому что в Европе они, например, могут взять по ставке 4-5% крупные предприятия, мелкие побольше, а в России не имеют доступа к нормальным кредитным ресурсам, и это связано с тем, как система работает.

А система работает таким образом, что у нас единственный источник эмиссии рубля — это биржа, на которой ЦБ выкупает доллары и евро, потом он их уничтожает в резервах, то есть выводит из оборота. Это практически система дани. Вместо того, чтобы оплачивать напрямую иностранные экономики, мы считаем, что средства необходимо направить в российскую экономику через этот механизм. Это абсолютно стандартно для США, для Европы, для Китая, для Японии. То есть ничего нового мы здесь не придумали.

О.Б.: В США ЦБ — абсолютно независимая организация, как и в Европе, как в Японии. Они правительству не подчиняются.

Е.Ф.: Да, но при этом ЦБ США осуществляет эмиссию, выкупая долговые обязательства американского правительства, то есть напрямую поставляет средства в американский бюджет.

О.Б.: Это программа количественного смягчения не от хорошей жизни. Если российский ЦБ займется такой программой, рубль очень сильно упадет к американскому доллару, это может сказать любой экономист. Просто очень сильно упадет.

Е.Ф.: Вообще не упадет. Объясню почему.

О.Б.: Если мы его зафиксируем, то долларов не будет. Знаете, если мы фиксируем валюту, то тогда доллары просто вымываются. Если мы не фиксируем, то тогда курс улетает. По-другому не бывает.

Е.Ф.: Объясняю почему. Российская денежная база — 24 трлн рублей по М1, в ней только примерно треть, наполовину составляют рубли. Остальное, то есть реальный объем российской денежной базы, 50-60 трлн рублей. Но реально рублями замещается только 26, 24-28 по М1 и по М2. Эта разница и есть эффект от этого закона. То есть мы замещаем иностранное кредитование и за счет этого появляется эмиссия, а не за счет курса рубля или доллара. Потому что сегодняшняя работа ЦБ направлена на обеспечение американского бюджета, это форма дани. Потому что мы выводим из оборота американские доллары, позволяя ФРС печатать их дополнительно, и тем самым через ценные бумаги американского правительства они поставляются напрямую в американский бюджет, даже не в экономику, а в бюджет. Вот этот механизм мы отменяем, и фактически создаются условия, как вы помните, Де Голль, который взял, привез в Америку пароходы с долларами, вот мы привозим в результате этого механизма в Америку, в Европу огромное количество долларов и евро, вытесняем их из российской экономики рублем, который в этом случае общий объем денежной массы не увеличивает фактически. У нас инфляция не растет, курс не меняется, ничего не меняется, никакие параметры не меняются.

О.Б.: Правильно, если мы все будем производить отечественное, нам рубли и доллары не нужны, мы будем пользоваться отечественными только, правильно я вас понимаю?

Е.Ф.: Ничего подобного. Мы просто меняем внутренние механизмы экономики России. Все остальное, параметры остаются те же самые. Что это значит: продаем ресурсы за рубеж, покупаем те же доллары…

О.Б.: А за что мы продаем ресурсы за рубеж? Импорт за что мы покупать будем, импортные товары?

Е.Ф.: За доллары. За эти доллары, которые мы выручаем от продажи ресурсов за рубежом. Ничего не меняется. Вот смотрите. Меняется только объем рублевой денежной массы в стране, и то безинфляционно, за счет вытеснения иностранной валюты, которую сегодня российские предприятия берут в кредит за рубежом. Зачем нам делать этот путь, финансировать американскую, европейскую экономику, чтобы она потом финансировала российскую кредитную систему? Это глупо. Вот с точки зрения здравого смысла.

О.Б.: Понимаете, там ставки ниже, инфляция ниже…

Е.Ф.: Мы напрямую это делаем без американского бюджета.

О.Б.: Хорошо, спасибо. Мне понятно.

А.Н.: Спасибо большое, Евгений Алексеевич. Евгений Федоров, депутат Госдумы, член Думского комитета по налогам и бюджету. Олег, честно говоря, я смотрел на тебя, и мне казалось, что очки у тебя медленно поднимаются на лоб.

О.Б.: Андрей, спорить бессмысленно, это убежденность, что курс будет стоять на месте, инфляция будет стоять на месте, импорт — ничего не изменится. Заместим западные кредиты внутренними кредитами, а объем рублевой массы останется. А где же валюта тогда? Интересно, как момент регулирования тут будет происходить. Посмотрим, если это примут.

Тэги:

Обсудить: (0)

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение