• Москва, +21...+32 ясно
    • $ 35.7272 USD
    • 47.8244 EUR

Коротко

Подробно

Фото: РИА НОВОСТИ

Разговор по-дацански

Владимир Путин встретился с буддийским святым

Вчера президент России Владимир Путин после затруднительной командировки в Германию и Голландию (см. "Ъ" от 9 апреля) слетал в солнечную Бурятию, недалеко от Улан-Удэ посетил Иволгинский дацан, где дважды в духовном уединении общался с Нетленным Хамбо-ламой Итигэловым. О духовных исканиях президента России — специальный корреспондент "Ъ" АНДРЕЙ КОЛЕСНИКОВ.


Дед Янжимы Васильевой, директора Института XII Пандито Хамбо-ламы Итигэлова, был племянником старшей сестры Итигэлова — и этим все сказано. Янжима Васильева рассказала, сидя на втором этаже института, который находится на территории Иволгинского дацана, в часе езды от Улан-Удэ, про то, как вышел из земли Хамбо-лама Итигэлов через 75 лет после своей смерти и как живет он сейчас.

Он умер, когда ему было семьдесят пять. Его в позе лотоса посадили в кедровый короб, засыпали солью (так он завещал) и похоронили.

Он же перед смертью попросил, чтобы его подняли и осмотрели через 30 лет. Шли годы.

— Но достали его в первый раз через 28 лет, в 1955 году,— рассказывает Янжима Васильева.— Поднялся сильный ветер, с построек стало сносить крыши. Было очень страшно, и решили к нему обратиться. Достали его, убедились в его сохранности и положили обратно. Еще раз подняли в 1973 году и опять положили обратно. И вот 11 лет назад он вернулся, и теперь он с нами.

За подъем Хамбо-ламы Итигэлова отвечал 90-летний Барбар-лама.

— Он и сам почти дореволюционный, ему 90 лет уже,— говорит Янжима Васильева.— Он отвечал за подъем Итигэлова. Нашли могилу. Получили приказ доставать кедровый короб. Дошли до крышки, но никто ведь четко не знал, в каком состоянии находится Итигэлов. Четыре монаха провели возле него всю ночь, не открывая крышки короба, только молились и жгли костры. Утром приехал судебно-медицинский эксперт, крышку открыли. Соль, которой его засыпали после смерти, слежалась до уровня плеч. И они увидели голову живого человека.

Хамбо-ламе Итигэлову разрезали одежду, подняли руки... Суставы оказались подвижными, что совершенно потрясло судмедэксперта:

— Эксперт посмотрел ему в глаза — и глаза живые... И эксперт отказался дальше проводить эксгумацию!

— Почему? — все-таки спросил я.

— Он увидел живое тело, я же вам говорю,— пожала она плечами.— А монахи решили привезти его в дацан и встретить как святого.

Итигэлова посадили в одном из храмов в той же позе, в какой хоронили,— в позе лотоса. В ней он и сидит уже 11 лет.

— Тело продолжает жить,— рассказывает Янжима Васильева.— Лицо, правда, сначала было одутловатое. А потом прошло. Еще, конечно, соль выходила два года. Сейчас температура тела поддерживается на уровне 18-20 градусов. И это уже 11 лет! Все сначала считали, что это некий прикол бурятских буддистов. А теперь не считают. Внутренние органы у него нормальные. Глаза нормальные. Приезжал недавно один эксперт, сказал, что у него тело человека, который умер несколько часов назад.

— Все-таки умер? — переспрашиваю я.

— Не совсем,— терпеливо поправляет она меня.— Когда у нас праздники, Итигэлов принимает в них участие. А температура тела повышается до 34 градусов.

— А Далай-лама, когда приезжал, что-то сказал по этому поводу?

— Да, сказал, что не будет это комментировать. Только говорит, когда я сам буду в таком состоянии, как он, тогда буду комментировать.

Хамбо-лама Итигэлов и правда комментирует. Каждое утро к нему с медитацией приходит лама и выносит из храма благую весть. Иногда Итигэлов высказывается на общую тему, иногда он очень конкретен. Так, порекомендовал монахам не ходить в райцентр, который тут совсем рядом. Вы, объяснил он монахам, первые парни здесь, в дацане, а в городе вы же совершенно потеряетесь.

Монахи с почтением приняли к сведению.

— Так сколько ему сейчас? — с завистью интересуюсь я.

— 163 года,— пожимает плечами Янжима Васильева.

Владимира Путина монахи, выстроившись в два ряда по пути к центральному храму и образовав таким образом живой коридор, ждали несколько часов. Они могли бы выстроиться и гораздо позже, потому что Владимир Путин на этот раз не опоздал, но они сделали так, как считали нужным. В конце концов, ведь время — ничто (если бы только это понимали все, кто ждет Владимира Путина).

Руками монахи собирали с земли соринки, буквально сдували с нее пылинки: здесь должен был пройти Владимир Путин (тут поневоле вспомнилась гей-встреча в Амстердаме).

Когда к воротам дацана подъехал президентский кортеж, завыли, как паровозные гудки, буддистские трубы. Владимир Путин шел через коридор монахов в красных одеждах, и было слышно: "Здрасьте... Здрасьте..."

Потом он вместе с действующим Хамбо-ламой Аюшеевым зашел в центральный храм. Хамбо-лама объяснял ему, что изображено на рисунках на стенах:

— Змея — это злость, свинья — невежество, петух — страсть... Вот три яда человека, которые он должен вытравить из себя.

Владимир Путин смотрел с большим интересом и пока что впитывал.

— И все эти три яда изображены на фоне черепахи. Мы, люди, за ней идем, так получается... по нашей традиции.

Хамбо-лама Аюшеев на рисунках показал Владимиру Путину путь одного из святых:

— Вот он ушел из дома проповедовать учение Будды. Занимался очень жесткими вариантами самоограничения.

Он рассказывал Владимиру Путину о развитии мира. Это развитие, чтобы было понятно, будет идти в направлении ослабления человека, деградации его. В буддистском предсказании сказано, что люди будут жить по пять лет.

— А сам человек будет размером с локоток. И единственный,— пояснил Хамбо-лама,— кому останется его тело,— это овец.

Президент не очень доверчиво качал головой.

— А вот наша святая Екатерина Алексеевна, долгожительница, у нее семь глаз...

(Так это же Екатерина Вторая, похолодев, догадался я.)

— Она была признана эманацией божества Белой Тары,— рассказал Хамбо-лама Аюшеев.— У нее действительно семь глаз. Ну вот как вы назначили семь федеральных округов...

Хамбо-лама старался объяснять доходчиво.

Владимир Путин не увидел на почетном месте в центре храма стенд, на котором был представлен бланк правительственной телеграммы: "Уважаемый Пандито Хамбо-лама! Сердечно поздравляю вас с наступающим Новым годом по лунному календарю!.. В. Путин, 17 февраля 2012 года".

Следующим был храм, где в позе лотоса сидел Хамбо-лама Итигэлов. Здесь они остались втроем: Владимир Путин, Аюшеев и собственно Нетленное тело. Говорили они о чем-то своем, тоже, очевидно, нетленном, минут двадцать.

После этого в резиденции Хамбо-ламы, то есть в небольшом деревянном домишке, состоялось чаепитие с ламами.

— Я был сейчас в храмах,— рассказал Владимир Путин ламам.— Вы бережно относитесь к святым, сохраняете их.

Да еще в таком виде, что Итигэлов, как говорится, простудится на похоронах своих хранителей. А скорее всего, и не простудится.

— Итигэлов вернулся в 2002 году,— напомнил Хамбо-лама Аюшеев.— И кто тогда был президентом?!

Владимир Путин кивнул.

— И после прихода,— продолжил Аюшеев,— у нас установилась стабильность.

У нас тоже.

Хамбо-лама предсказал, что для того, чтобы постичь основы буддизма, учиться надо 16-20 лет, причем прямо здесь, в дацане.

— Правда, наших студентов, то есть монахов, в армию забирают,— осторожно сказал он Владимиру Путину.— И потом они не приходят уже обратно.

— А как вы относитесь к предложению ряда руководителей вузов,— спросил президент,— чтобы забирать в армию на несколько месяцев после первого курса, например, а потом возвращать?

— Это можно,— согласился Хамбо-лама Аюшеев.— Но наш молодой человек должен находиться в состоянии размышления. В уединении должен быть человек.

Владимир Путин обещал подумать над этим (очевидно, в уединении).

— Зачем люди ходят к Нетленному? — спросил я потом у хранителя Хамбо-ламы Итигэлова, довольно молодого монаха, причем такого крепкого вида, что не было никаких иллюзий: действительно хранитель.

— За благословением,— пожал он плечами.

Владимир Путин вышел из резиденции Хамбо-ламы через час и вдруг пошел не к центральному храму, где полторы сотни монахов и преподавателей университета ждали его, чтобы сфотографироваться, а снова в храм к Итигэлову. Теперь он остался с ним наедине. О чем-то они не договорились. Но наконец-то Владимиру Путину хоть было с кем поговорить. Может быть, и Итигэлову тоже (позже пресс-секретарь президента Дмитрий Песков на вопрос, зачем Владимир Путин второй раз зашел к Нетленному, ответил исчерпывающе: "Как зачем? Попрощаться").

Через четверть часа Владимир Путин уже улетал на вертолете на лесоповал: в Улан-Удэ ему предстоял президиум Госсовета по развитию лесной промышленности (см. стр. 6). Монахи выбежали за ворота дацана и с восторгом снимали вертолет на свои многочисленные телефоны.

А когда он взлетел, некоторые даже побежали за ним, полные все того же буддистского восторга.

После всего я тоже пришел в храм к Итигэлову. Передо мной в позе лотоса сидел пожилой человек с полуприкрытыми глазами. Он сидел так уже 11 лет. У него можно было что-то попросить: в конце концов в обычный день Хамбо-ламу Итигэлова простому смертному увидеть нельзя — только в праздник, когда его выносят надолго из храма. Семь раз в году такое бывает.

Я попросил о чем-то на всякий случай.

Хранитель рассказал, как каждое утро он и еще два хранителя моют и переодевают Нетленного во все свежее, потому что "ведь и он иногда потеет".

Прощаясь, хранитель протянул руку, ту самую, которой он и сегодня мыл великое тело.

Я подумал, что после этого он, конечно, свою руку не мыл. Так по крайней мере бывает в нашей жизни после встречи с Нетленным.

Немного внутренне поколебавшись (он даже не заметил), я пожал руку, и сам, кажется, прикоснулся к Нетленному.

— Он такой же, как 11 лет назад,— тихо сказал зашедший ко мне хранитель,— нисколько не изменился. Только в весе потерял немного.

Тэги:

Обсудить: (0)

Газета "Коммерсантъ" №64 от 12.04.2013, стр. 3

Наглядно