• Москва, +5...+7 пасмурно
    • $ 35.6625 USD
    • 49.2185 EUR

Коротко

Подробно

Фото: Владислав Содель / Коммерсантъ

Шедевры тают, но не сдаются

Началась неделя русских торгов в Лондоне

В Лондоне началась неделя аукционов русского искусства. Традиционно она служит стартовой линией для формирования трендов, цен и пересудов на ближайшие полгода — до новых, ноябрьских торгов. На сей раз фактуры достаточно: Илья Машков, Наталья Гончарова, Николай Рерих, Михаил Нестеров, «первые имена» русского искусства возглавляют русские торги четырех аукционных домов. Имя Натальи Гончаровой упоминается и еще в одном, менее приятном контексте. Из Лондона — ТАТЬЯНА МАРКИНА.


Неделя аукционов русского искусства в Лондоне обычно воспринимается как пик сезона на рынке русского искусства. Кроме предварительных показов и самих торгов, в нее включаются лондонские галереи, показывающие и старое, и современное русское искусство, разные встречи и дискуссии.

Прямо накануне торгов лондонская организация Russian Art and Culture, возглавляемая Теодорой Кларк, провела дискуссию на тему «Русское искусство: подделки». Ее звездой стал галерист и арт-дилер Джеймс Баттервик, давно работающий с русским искусством и русскими покупателями. Зажигательная речь Баттервика о подделках художников начала ХХ века вызвала смех и овацию в зале, в котором почти не было русских. Имеющимся русским скорее хотелось плакать: наследие мастеров русского авангарда настолько «расширено», что сами они теперь кажутся вялыми, слабыми, бесконечно повторяющими одни и те мотивы художниками. Выставка живописи Александры Экстер в Туре в 2009 году, организованная Жаном Шовленом, книги, посвященные творчеству Натальи Гончаровой, выпущенные в 2010 и 2011 годах Энтони Партоном и Дениз Базету,— эти акции ввели в оборот сотни поддельных произведений «амазонок русского авангарда». В 2011 году в Москве Третьяковская галерея, Конфедерация антикваров и арт-дилеров России (МКААД) и главный частный коллекционер русского авангарда Петр Авен пытались сплотиться в защиту наследия Натальи Гончаровой. Разослали письма западным коллегам, Петр Авен вроде бы пообещал создать Фонд Натальи Гончаровой. С тех пор ничего не изменилось: Джеймс Баттервик рассказал, что ему как дилеру продолжают постоянно предлагать поддельные работы русского авангарда: кроме Гончаровой это Клюн, Богомазов, Малевич. Всегда без провенанса и всегда дешевле рыночной стоимости. «Я уже решил переквалифицироваться на нонконформизм,— рассказал Баттервик корреспонденту “Ъ”.— И обнаружил, что на рынке уже есть поддельные Евгений Рухин и Оскар Рабин».

Такое случается не только с русским искусством первой половины XX века. «Недавно главного эксперта по творчеству Модильяни, Кристиана Грегори Паризо, уличили в подтверждении подделок. Десятки картин импрессионистов и немецких экспрессионистов написал и продал Вольфганг Бельтраччи,— говорит вице-президент МКААД Марина Молчанова.— Но я против нагнетания ажиотажа вокруг подобных историй. Надо идти дальше, начать хотя бы с каталога-резоне Натальи Гончаровой. Хотя бы по произведениям до 1914 года, по которым в России есть все сведения. Таким образом, мы уберем возможность прецедентов, подобных книгам Партона и Базету».

Подобное начало не испортило настроения участников русской недели. Полотно «Кубистическая женщина» Натальи Гончаровой на торгах Sotheby’s обладает подробнейшим провенансом и оценено вполне рыночно — в £600–800 тыс. Вечерние торги Sotheby’s вообще опираются на женщин — от возрожденческого «Портрета Ирины Радловой» кисти Александра Яковлева (£300–500 тыс.) до восточной красавицы на полотне «Искушение» Ладо Гудиашвили (£400–600 тыс.), от «Портрета дворянки» Владимира Маковского (£150–200 тыс.) до «Миссис Фешиной за самоваром» Николая Фешина (£500–700 тыс.).

Звездой Christie’s является «Натюрморт с фруктами» Ильи Машкова (£1–1,5 млн), на фоне которого гости охотно фотографировались на время вечернего приема перед торгами. Этот аукционный дом чрезвычайно аккуратен в сборе аукционной коллекции, и поэтому она последнее время получается небольшой. Что не уменьшает ни количества гостей на вечеринке, ни количества покупателей в аукционном зале.

Топ-лоты MacDougall’s и Bonhams москвичи видели, когда их привозили на предаукционные выставки: «Странники. За Волгой» Михаила Нестерова (£1,4–3 млн) и «Труды Богородицы» Николая Рериха (£940 тыс.— 1,4 млн) — и та и другая картина относятся к важнейшим богоискательским циклам художников. Но если на Bonhams полотно Рериха — главный и единственный топ-лот, MacDougall’s предлагает еще ряд «первых имен», например, пейзажи Ивана Шишкина и Андрея Боголюбова, а также проводит специализированный аукцион графики.

Конечно, трудно не заметить оскудения потока первоклассной русской живописи, которая некогда выплескивалась на покупателей в течение русской недели. Шедевров все меньше — что ж, тем более яростную борьбу могут вызвать те, что выставлены на продажу сейчас.

Татьяна Маркина


Тэги:

Обсудить: (0)

"Коммерсантъ" от 02.06.2013, 18:07

Наглядно