Коротко


Подробно

ТОТАЛЬНОЕ ОВЛАДЕНИЕ РУССКИМ НАРОДОМ

БРОЖЕНИЕ УМОВ

Психологам и психиатрам по профессии положено оставаться спокойными, даже если вокруг весь мир сходит с ума. Поэтому специалисты констатируют факт, что в массовом сознании россиян происходит сдвиг. Пока еще не по фазе, но сдвиг заметный. Социальные психологи, поработав с населением, обнаружили любопытную тенденцию: людей всерьез волнует проблема зомбирования. Разговоры об управлении извне велись в России всегда, но никогда они еще не принимали такого масштаба


ТОТАЛЬНОЕ ОВЛАДЕНИЕ РУССКИМ НАРОДОМ


БРОЖЕНИЕ УМОВ

Фото 1

Итак, соотечественники, синдром воздействия — это серьезное психическое отклонение. Настолько серьезное, что зачастую остается неизлечимым. Механизм возникновения заболевания неизвестен, как, впрочем, и многих других психических недугов. Он появляется неожиданно, выскакивает как чертик из коробочки. Иногда человек превращается в пациента психиатрической клиники в один день: утром он еще планирует жизнь, а вечером понимает, что не владеет собственными мыслями, или действиями, или настроением. Это называется «тотальное овладение». Нет такого социального статуса, за которым можно было бы укрыться от этой болезни. Доктора наук наряду с уборщицами приходят к врачу и убежденно рассказывают, как кто-то извне насильственно контролирует их личность. Рассказывают о всепроникающих лучах, о мощном телепатическом воздействии, исходящем от телевизора, холодильника, утюга. Образование накладывает отпечаток на изощренность излагаемой теории.

Естественно было подумать об эпидемии, о неизвестном психотронном вирусе, от которого психика разлетается с легкостью карточного домика. За объяснением мы отправились к директору Научного центра психического здоровья РАМН профессору Александру Сергеевичу ТИГАНОВУ.

Специальных научных исследований по синдрому воздействия раньше медики не проводили. Александр Сергеевич — один из тех, кто начал заниматься этой проблемой. Пока известно, что синдром воздействия проявляется в двух формах: приступообразной и хронической. В первом случае он возникает после эпидемии гриппа, перенесенной ангины, простуды, родов и т.д. Это отклонение возможно снять после нескольких месяцев фармакологического лечения. «Снять» — очень условное понятие. Лишь небольшая группа пациентов относится к своим переживаниям критически и считает это болезнью. Большая же часть поправившихся уверена, что просто прекратилось воздействие. Уж слишком реально это чувство — полной открытости чужому влиянию.

Хроническая форма чаще всего возникает как одно из проявлений шизофрении, старческого слабоумия или органического поражения мозга. В этом случае синдром вылечить, увы, невозможно.

Естественно мы задали вопрос: в какой же группе произошло пополнение? С какой стороны ждать удара? Оказывается, совсем не с этой, клинической. Количество психически ненормальных людей неизменно.

Другое дело, что это неизменное количество за последние несколько лет развило бурную деятельность. Синдром воздействия как тяжелое психическое отклонение нужно лечить в стационаре. Но, согласитесь, обладателю хронической формы не очень-то улыбается провести всю жизнь в палате. Так что зачастую больные отказываются от лечения и не становятся пациентами психиатрических клиник. Одни прибегают к самолечению, другие идут к невропатологам и обычным врачам за транквилизаторами, а третьи никуда не идут, потому что считают себя нормальными, а мир — сумасшедшим. Эти третьи идут в другое место — в народ. Идут спасать человечество, провозглашать свою правду.


СЕАНС МАССОВОГО ПСИХОЗА

Это небольшое, по существу, ядрышко, общность больных людей, сеет свое знание в очень благоприятную почву. В головы своих соотечественников. Подобные случаи зомбирования озвучиваются по телевизору, описываются в газетах и книгах. Так что сегодня сложился совершенно уникальный феномен российского массового сознания — гигантское количество людей уверено, что они могут попасть под чье-либо влияние. Причем внешне эти люди психически ВПОЛНЕ НОРМАЛЬНЫ. Просто есть такое понятие — «высокая степень внушаемости». Подобная ситуация невозможна ни в одной развитой стране мира. И вот почему.

Объясняет сложившееся положение руководитель лаборатории нейрофизиологии Центра психического здоровья профессор Андрей Федорович ИЗНАК.

Изначально любую группу людей можно разделить на две части: 30% — это легко внушаемые личности, а 70% людей, соответственно, — трудно. Это баланс нормального стабильного общества. В 30% входят люди, у которых на данный момент времени активность правого полушария несколько выше, чем это принято в норме. В большинстве к «правополушарникам» относятся дети, женщины, старики и люди, перенесшие тяжелые соматические заболевания.

Но в определенных ситуациях наше замечательное превалирующее левое полушарие может оказаться в ауте. Любые граничащие со стрессом воздействия, будь то болезни, безработица, просто временные материальные трудности, да даже распространенная в народе утренняя жажда активизируют правое полушарие. Словом, когда людям, что называется, плохо — по любой причине, они перекочевывают в группу легко внушаемых.

Наше население и сейчас поразительно податливо. А со временем его податливость будет только возрастать, так как психиатры прогнозируют увеличение числа неврозов с каждым годом на 10 — 15%. Количество легко внушаемых может увеличиваться практически до 95%. Оставшиеся 5% — кремень, железные логики, которые ни за что не отойдут от своих принципов. Все остальные — легко поверят в совершенно нелепые фантазии.

Уровень внушаемости человека определяют несложным психофизиологическим методом. Испытуемого сажают перед телевизором, на экране которого с большой скоростью мелькают картинки: кастрюли, горшки с геранью, кровати и пылесосы — все, что угодно. В это время через наушники произносятся названия совсем других предметов: «утюг», «сковорода», «чайник». Через какое-то время человека спрашивают, что же он видел. Легко внушаемый уверенно произносит: утюг, сковороду, чайник.

На эту тенденцию накладывается вторая особенность массового сознания — конформизм. Конформизм, естественно, в научном, психологическом понимании, то есть зависимость от мнения большинства. Здесь расклад следующий: самостоятельным мышлением обладают 30% населения, а 70% — конформистским.

Для выявления принадлежности к этим группам специалисты пользуются простой психологической игрой, которую условно можно назвать «Голый король». Собирается теплая компания, целиком состоящая из подсадных уток. На стол ставится черный кубик, и начинается дискуссия, в которой предлагают поучаствовать непосвященному. Каждый по кругу высказывает свое убеждение: какой замечательный белый кубик, как прекрасны его белоснежные сияющие грани. В результате в 70% случаев человек соглашается с мнением большинства. А король оказывается голым.

Таким образом, имея огромный процент легко внушаемых людей и к тому же не менее огромный процент полузависимых, людские массы на «раз-два» можно двигать в любую сторону, не прибегая ни к какому зомбированию. Для этого не надо применять ни НЛП и гипноз, ни 25-й кадр и скрытую строку. Нам и прежде было достаточно послушать, что говорят с трибуны, и прочесть, что написано на кумачовом транспаранте.


ВСЕ НА ШТУРМ МОЗГОВ!

Фото 2

Словом, как минимум 30% наших читателей должно быть ясно, почему как минимум 70% населения склонны верить в то, что по территории страны раскиданы специальные вышки, которые штампуют определенный образ мыслей и отправляют его непосредственно в умы россиян. Для этих 70% сообщаем: того, что технологии массового воздействия существуют, профессор Андрей Федорович Изнак не отрицает. Но степень их эффективности сильно раздута.

Вот, например, хваленое психотронное оружие. На сегодняшний день к такого рода штукам можно отнести низкочастотные шумы, где-то в диапазоне 3 — 4 Гц. Эти герцы вызывают у живых существ ощущение тревоги, а потом и паническое состояние. Но, подчеркивает профессор, это раздражение тех участков головного мозга, которые отвечают за инстинкты. Подобное явление широко известно благодаря лошадям, собакам и прочей живности, которая чувствует низкочастотные колебания при приближении ураганов и землетрясений. Искусственно вызывать эти неприятные ощущения можно простейшим генератором. Но сделать так, чтобы с помощью какого-то луча человек рванул именно в заданном направлении, ну, например, не за водкой, а жене за цветами, невозможно никак.

Рвануть он может только в одном случае — если ему предварительно вживили электроды в глубокие отделы головного мозга. Американский нейрофизиолог Дельгадо устраивал благодаря этим электродам целые спектакли, правда с быками. Он четко определял в мозгу копытного животного участки возбуждения и торможения, подключал электрические раздражители и выходил на арену. Бык бешено скакал на него, приводя в ужас публику. Дельгадо же в последнюю секунду нажимал на кнопку в кармане, бык расслаблялся и мгновенно утрачивал к ученому весь свой бешеный бычий интерес. Публике нравилось. С человеком можно проделать то же самое. С точки зрения науки этот эксперимент сделать так же просто, как зажечь спичку. Так что, если вы подозреваете, что вашими действиями кто-то руководит, прежде всего внимательно осмотрите голову на предмет свежих шрамов от трепанации.

Но эта операция по возбуждению или торможению затрагивает исключительно эмоции и никоим образом не может посягнуть на высшие мыслительные процессы, а тем более как-то сформировать мысли и вложить их в голову конкретному человеку. До такого наука пока, к сожалению, не дошла, потому как сам процесс формирования человеческих мыслей не поддается расшифровке.

Единственный реальный вид «зомбирования», при котором человеку можно внушить конкретную информацию, представляет собой нейрохимическое воздействие. Человека накачивают препаратами и под гипнозом «вводят» в память какой-то текст. Когда он просыпается, то не помнит абсолютно ничего: ни текста, ни того, что с ним проделали. Этот метод активно применялся и применяется среди сотрудников спецслужб. Считать информацию можно, лишь накачав человека повторно теми же самыми химическими препаратами в тех же дозах, но это все равно что подбирать шифр к сейфу. Психиатры на эту тему приводят житейский пример со студентами. В последнюю ночь они, поглощая одну за другой чашки кофе и выкуривая несколько пачек сигарет, отчаянно зубрят. Наутро же предстают перед преподавателем и, тщетно напрягая осоловевшее серое вещество, не могут вспомнить ничего вразумительного. А для стимулирования памяти им необходимо на экзамене всего лишь выпить побольше кофе и выкурить еще несколько пачек сигарет. Вот и все «зомбирование». Больше с психикой человека ничего сделать невозможно.

Вокруг народной веры в чудеса секретной науки кормится большое количество технических специалистов, которые без этого сидели бы на рынке в Конькове и торговали колготками. А так они защищают всех желающих от воздействия психотронного оружия. И мало того, они находят под это деньги. Деньги — это проблема всех фундаментальных исследований. После окончания «холодной войны» наука оказалась в глубокой прострации. Причем финансирование сократилось как у нас, так и за рубежом. «Вестник Нью-йоркской академии наук» каждый месяц пишет передовицы о катастрофическом сокращении финансирования. Между тем людям, как и всем живым существам, свойственно обращать внимание на что-то из ряда вон выходящее. А чиновники, по распространенному мнению, — тоже люди.

Поэтому специалистами берутся темы, которые могут будоражить умы. Когда они заявляют направление разработок, то вольно или невольно преувеличивают его значение. Витает в воздухе проблема психотронного воздействия — значит, нужно ее решать и соответственно профинансировать. А проблема, которую с сегодняшним уровнем техники решить невозможно, — это и вовсе золотое дно.


НОРМАЛЬНОЕ СУМАСШЕСТВИЕ

К Александру Сергеевичу Тиганову однажды пришла старушка, которая долгое время проработала в Центре психического здоровья гардеробщицей. Села напротив, заглянула в глаза и говорит:

— Вот вы меня хорошо знаете, дайте мне, пожалуйста, справку, что я нормальная.

— В чем же дело? — спрашивает ее внимательный Александр Сергеевич. — Вообще-то мы таких справок не даем.

— Понимаете, — отвечает старушка, — в течение длительного времени я ощущаю вмешательство в собственное сознание...

И далее последовал классический случай синдрома овладения. Закончила бабушка словами:

— Если не верите, у меня есть документ от Общества защиты населения от информационных воздействий. Это справка, подтверждающая, что на меня действительно оказывается влияние.

Обществ, комитетов и фирм, выдающих такие справки, сейчас не меньше, чем колдунов, ведьм и патентованных специалистов по привораживанию. Нормальная ситуация для нестабильного общества. Но, с другой стороны, получается, что стабильного общества в России не было никогда, потому что на протяжении веков русский народ всегда готов был валить ответственность на кого угодно, только не на себя. Так что бред воздействия — черта русского менталитета. Связана она прежде всего, полагают ученые, с инфантилизмом русского сознания. Проверить верность этого утверждения сложно до крайности, потому что для это есть только один способ — построить здоровое стабильное общество.

Елена КУДРЯВЦЕВА

В материале использованы фотографии: Марка ШТЕЙНБОКА, EAST-NEWS/age

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы

Социальные сети

все проекты

обсуждение