Коротко


Подробно

Миф о транжире

Появившиеся в России мегамоллы провоцируют незакаленного покупателя на непредвиденные траты

Бум потребления, охвативший Россию, породил несколько мифов. Но правда не в том, что мы слишком много тратим, а в том, что безудержное потребление — прерогатива очень немногих

Владимир КВИНТ, Московская школа экономики МГУ

Пустые полки российских продуктовых и промтоварных магазинов начала 1990-х канули в Лету. В новосибирском, астраханском или воронежском магазинах товаров на полке ничуть не меньше, чем в таком же магазине в бразильском Сан-Паулу или в хорватском Загребе. А ведь когда-то выехать в эти страны и «затовариться» было мечтой россиянина. Сегодня Россия переживает потребительский бум. В выходные дни в московский магазин IKEA лучше не заезжать — придется выстоять очереди, несмотря на эффективность обслуживания, которая уже отличается российской спецификой — грубостью и невнимательностью к покупателю. 

Экономическая свобода и возможность зарабатывать привели к колоссальному расслоению доходов россиян. И недовольство многих граждан связано не столько с уровнем их доходов, сколько с расслоением населения и усиливающейся разницей в доходах богатых и бедных, по которому Россия опережает аналогичные страны с новыми рынками (Бразилию, Китай, страны Восточной Европы) в 5 — 7 раз.

Нынешний бум потребления рождает много мифов. Один из них, что россияне все тратят, не думая о завтрашнем дне. Бесспорно, что есть и такая часть населения. Но если сравнить, например, американцев и россиян, то россияне гораздо серьезнее относятся к сбережениям. И, несмотря на потребительский бум, вклады населения в банках стабильно растут. С января 2004 года вклады населения в банки в рублях выросли в 3,7 раза. Но не надо думать, что россияне потеряли доверие к иностранной валюте. Это тоже не так, еще один миф. С 2004 года сбережения в иностранной валюте в российских банках на счетах у граждан выросли на 36 процентов. Растут и долги. Россияне начали покупать товары в кредит, брать ипотечные ссуды для покупки домов, а отсюда и очереди в мебельных магазинах.  Но здесь опасна неопытность. Нужно понимать, что взятые на себя обязательства надо выполнять ежемесячно, а это даже для многоопытных американцев непростая задача. Соотношение долгов и доходов американских потребителей имеет негативную динамику, и в целом процент средств, которые американцы платят по своим обязательствам по лизингу машин, аренде квартир, оплате страховок и налогов, достигает сегодня 20 процентов дохода среднего американца. А количество людей, которые не имеют своего жилья, а снимают его, достигает 26 процентов. Но при этом надо учесть, что почти 68 процентов американцев живут в своем жилье, по которому большинство из них оплачивает ипотечные ссуды и налоги на собственность. Рост реальных доходов американцев в среднем составляет 5 — 6 процентов в год при росте затрат в 4 — 6 процентов. Так что понятно, почему сбережения от текущих доходов у американцев равны нулю или даже забирают предыдущие сбережения. Они привыкли жить в долг.

Что же делается с этими показателями в России? Среднемесячная зарплата россиянина в 1992 году приблизительно равнялась 22 долларам в рублевом эквиваленте. В прошлом году эта цифра достигла 395 долларов, то есть выросла приблизительно в 18 раз. Но если соотнести эти же показатели среднемесячной заработной платы с ценами 1991 года, то ежемесячная зарплата даже снизилась на 5 процентов. Изменилась структура доходов россиян. В 1991 году доходы от собственности составляли 0,1 процента от общих доходов, сегодня — 7,5. Доля оплаты труда с 1992 года в общих доходах населения снизилась, так же как и доля социальных выплат. Но доля доходов от предпринимательства выросла с 8 до 11,5 процента. Так что Россия становится страной предпринимателей, какой она и была 100 лет назад.

Если говорить о том, что россияне тратят слишком много, то и это не так. Например, в Бразилии затраты населения составляют около 60 процентов национального дохода, в Европе — около 58. Америка — один из лидеров по этому показателю. Здесь затраты населения составляют около 70 процентов национального дохода. А в России — 49 процентов и имеют с 2002 года стабильную тенденцию к понижению в национальном доходе России, поскольку темп роста инвестиций в российскую экономку значительно опережает темп роста расходов населения. В целом Россия в статистических показателях не выглядит транжиром. Если национальные сбережения в Бразилии составляют приблизительно 11 процентов национального дохода, в Европе — 6 процентов, в Америке — около процента, то в России чистые сбережения составляют приблизительно 25 процентов и имеют тенденцию к повышению с 2002 года. Но тем не менее сбережения на руках у граждан в процентном отношении к общей сумме денежных расходов и сбережений значительно снижаются, поскольку практически с нуля, по сравнению с 1992 годом, растет приобретение жилья и другой недвижимости, а в связи с этим растут и обязательные платежи и разнообразные регулярные взносы. Анализ доходов россиян — это сфера сумрачная, поскольку по прозрачности российская экономика относится к числу самых закрытых и коррумпированных и занимает место рядом с такими «продвинутыми» странами, как Сирия, Того и Индонезия.

Коррупция — одна из главных причин расслоения населения по доходам, один из главных факторов бедности в России. Был такой замечательный экономист Саймон Кузнец, а по-русски — просто Семен Кузнец, получивший когда-то экономическое образование в Харькове. Впоследствии Кузнец получил Нобелевскую премию за исследования, связанные с распределением доходов населения. В соответствии со знаменитой кривой Кузнеца, с первоначальным ростом производительности труда доходы населения распределяются все более неравномерно, но затем эта кривая переламывается, и дальнейший рост производительности труда в обществе сопровождается все более равномерным распределением доходов среди граждан. В России, пытаясь построить эту кривую на примере имеющихся цифр, я получил очень несимметричную параболу. Причину этого я нашел в коррупции и протекционизме-кумовстве. В результате кривая Кузнеца в условиях России, как, впрочем, и многих других стран с возникающими рынками, достигает симметрии в 2 — 4 раза медленнее роста производительности труда в стране. Это подтверждают и другие показатели: только 21 процент населения имеет какие-либо сбережения. Однако и здесь Россия имеет свои особенности. Если в большинстве стран пожилые люди чаще всего пытаются сделать сбережения, то в России — это молодежь между 18 и 30 годами. Замечательно, что Россия сегодня — это страна молодежи, но печально наблюдать социальную незащищенность пожилого населения.

Борьба с бедностью в России — социальная проблема номер один. Качество жизни в Москве или Санкт-Петербурге, к сожалению, мало сравнимо с качеством жизни в большинстве других городов страны. Необходимы национальные и региональные программы не только раздачи прямой помощи бедным. Это в основном не способствует ликвидации бедности. Нужны крупные программы микрокредитования, когда индивидуальным предпринимателям из наиболее бедных слоев населения, и особенно одиноким женщинам и матерям-одиночкам, выдаются небольшие беспроцентные или малопроцентные кредиты от 500 до 4000 долларов на период от 6 до 24 месяцев для того, чтобы они могли создать свои малые предприятия. Я наблюдал, как эти программы работают во многих странах мира, и результаты их феноменальны. Недалеко от Благоевграда в Болгарии я был в районе, где значительная часть населения не имела работы, но внедренная программа выдачи микрокредитов изменила ситуацию кардинально. Вот, например, семья получила небольшой кредит на создание швейной фабрики и через два года, производя нижнее и спортивное белье, обеспечила работу не только всем членам семьи, но еще и наняла десять человек. Я видел десятки парикмахерских и фотоателье, тепличных хозяйств в Уругвае, Бразилии и Китае, созданных на основе микрокредитов. Кстати говоря, реализация программы микрокредитования в самых коррумпированных странах практически реализуется без каких-либо признаков этого зла, поскольку решение по распределению средств принимается на самом местном уровне, исключительно советами, состоящими из наиболее уважаемых людей на улице и в поселке. Микрокредитование — социальное открытие Мухаммеда Юнуса, отмеченного Нобелевской премией мира в 2006 году.

В России растет средний класс, и именно его представители приобретают сегодня квартиры, мебель, машины и холодильники. А как выживать людям, находящимся у подножия потребительской пирамиды, людям с наименьшими доходами? В странах с возникающими рынками сегодня реализуются специальные программы производства товаров, ориентированных именно на эту группу населения, но в России такой программы нет. Страна только начинает быть обществом потребления. Не считая десятка миллионов населения, остальные 130 еще только вступают, или даже не мечтают вступить, в это славное время, время потребления и первоначального накопления. И именно здесь должно работать партнерство частного сектора и государства, для того чтобы предотвратить дальнейшее расслоение общества и вполне возможные социальные взрывы.

 

ПОТРЕБЛЕНИЕ БЕЗ ГРАНИЦ: ЧТО ЗАСТАВЛЯЕТ ЛЮДЕЙ БОЛЬШЕ ТРАТИТЬ

Экспресс-кредиты в магазинах (как наличными, так и на покупку товаров) — стимулируют импульсивные покупки дорогих товаров, деньги можно получить быстро и без лишней волокиты.

Рассылка кредитных карт по почте, распространение с помощью сетевого маркетинга — человек вообще не тратит времени на получение кредита, доступ к кредиту максимально облегчен.

Зарплатные карты (в том числе с овердрафтом) — облегчают доступ к деньгам, позволяют быстрее совершать крупные покупки.

Учет серых зарплат при выдаче кредитов — расширяет круг заемщиков.

Музыка в магазинах — расслабляет покупателей, и они легче расстаются с деньгами.

Льготный период по кредитной карте — ряд банков разрешают владельцам кредиток не платить проценты (или платить меньший процент), если задолженность погашена в течение 30 дней. Приучает клиента заходить в овердрафт.

Автомобилизация — автомобилист может купить и увезти больше, чем клиент без машины.

Формат мегамоллов — сюда приходят всей семьей, чтобы приятно провести время (перекусить в кафе, сходить в кино и т п.). Итог — во время прогулок по моллу семья совершает много незапланированных покупок.

Бонусные программы, скидки, акции — создают ощущение дешевизны, заставляют закупаться впрок.

Фото ВАСИЛИЯ МАКСИМОВА

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы

Социальные сети

все проекты

обсуждение