• Москва, -7...-10 снег
    • $ 64,15 USD
    • 68,47 EUR

Коротко


Подробно

Фото: Роман Яровицын / Коммерсантъ

В Крыму и Севастополе могут запретить заместительную терапию

Местные наркологи считают, что нелегальное в РФ лечение метадоном нельзя останавливать

Почти 800 наркозависимых Крыма и Севастополя окажутся без жизненно важной медицинской помощи после вхождения региона в состав России. Речь идет о тех, кто уже несколько лет легально получает метадон в рамках программы заместительной терапии — этот вид лечения в России запрещен. Крымские органы здравоохранения просят разрешить им продолжить программу, предупреждая, что в противном случае сотни их пациентов вернутся к криминальному образу жизни.


Присоединение Крыма к России может привести к моментальной остановке местных программ по борьбе с наркозависимостью — об этом “Ъ” рассказала украинский координатор Международного альянса по ВИЧ/СПИД Ирина Потапова. По ее словам, это произойдет из-за разницы в законодательстве двух стран: в России запрещена заместительная терапия, которая давно применяется на территории Украины.

Программа заместительной терапии (ЗТ) рассматривает наркозависимость как хроническое заболевание. Человек, который не может самостоятельно избавиться от зависимости, регулярно приходит в медицинское учреждение и под присмотром врачей принимает заместительные препараты, такие, как метадон и бупренорфин. Пациент не испытывает эйфории: препарат принимается, чтобы избежать ломки. Больному постепенно снижают дозировку препарата, заменяя ее плацебо, до полного излечения от зависимости. Если зависимость не пропадает, он может оставаться на терапии всю жизнь, как больные сахарным диабетом, принимающие инсулин.

Заместительная терапия одобрена Всемирной организацией здравоохранения и Управлением ООН по наркотикам и преступности, она применяется в 60 странах для примерно 1 млн пациентов. Медики подчеркивают, что терапия снижает уровень преступности, так как у наркозависимых нет необходимости доставать наркотики криминальными способами. Кроме того, параллельно с метадоном пациенты получают лечение от ВИЧ и других заболеваний, что снижает их распространение в обществе. В России заместительная терапия и ввоз метадона для медицинских целей запрещены.

Всего на территории Крыма ежедневно получают метадон и бупренорфин более 800 человек. «И медики, и общественность — все отмечают положительные результаты терапии,— говорит Ирина Потапова.— Люди наладили свою жизнь, они не обременены поиском наркотиков. Надеемся, что наши успехи оценят и программу не свернут». Госпожа Потапова отметила, что значительная часть крымских участников программы болеет ВИЧ и туберкулезом. «Врачи вместе с метадоном ежедневно выдают им необходимые лекарства, что позволяет снизить риск заражения других людей»,— добавила Ирина Потапова.

Мнения медиков Крыма и Севастополя по поводу будущего программы заместительной терапии разделились. «Заместительная терапия не является единственным способом лечения наркозависимых,— заявил “Ъ” главный врач Крымского республиканского наркологического диспансера Владимир Строевский.— Заместительная терапия — это всего лишь уменьшение вреда от наркоманов, борьба с распространением ВИЧ-инфекции. Других лечебных эффектов у заместительной терапии нет». По его словам, программа заместительной терапии в Крыму — пилотный проект и власти готовы от него отказаться в пользу разрешенных в России методов лечения: «Например, детоксикация, то есть выведение из состояния ломки, затем психокоррекция, то есть психологическая реабилитация наркозависимых». Крымские психотерапевты, напротив, призывают российские власти не останавливать терапию метадоном для тех, кому она приносит пользу. «Может быть, не стоит расширять эту программу, но надо подумать над тем, как обеспечить необходимыми препаратами тех, кто уже состоит в программе, ту группу людей в программе, которая уже есть,— отметил “Ъ” крымский врач-психотерапевт Михаил Сегалов.— В Белоруссии эта программа разрешена. Если Крым, как составная часть России, которая входит в Таможенный союз, своевременно отладит вопросы поставки медикаментов, проблемы не будет».

Как рассказал “Ъ” руководитель управления здравоохранения администрации Севастополя Виктор Пологов, в городе программа действует больше пяти лет, сейчас заместительную терапию здесь получают 134 человека и еще 70 находятся в листе ожидания. «Программа заместительной терапии оказалась очень эффективной. Причем важно, что полезна она с социальной точки зрения: наркозависимые буквально возвращаются в семьи»,— отметил господин Пологов. По словам чиновника, он уже интересовался о судьбе заместительной терапии в Севастополе у представителей Минздрава РФ: «Пока вопрос прорабатывается. У нас есть два пути: либо нам разрешают программу в качестве пилотного проекта, либо мы в ускоренном режиме снижаем дозу метадона для нуждающихся и постепенно закрываем программу. Последний вариант для нас нежелателен».

Городские наркологи также против возможного закрытия программы. Сотрудник городской психиатрической больницы нарколог Владислав Соколовский отмечает, что заместительная терапия снизила количество преступлений по всей Украине. В 2012 году Академия МВД Украины, одесская правозащитная группа «Веритас» и украинский Институт исследования политики общественного здоровья проанализировали, насколько ЗТ повлияла на криминогенную ситуацию в стране. «26,5% опрошенных сотрудников украинской полиции отметили снижение количества преступлений в сфере незаконного оборота наркотиков,— привел “Ъ” данные господин Соколовский.— 22,1% респондентов из числа полицейских сказали, что снизилось количество и общекриминальных преступлений». В том же исследовании, подчеркивает врач, говорится, что до начала участия в программе 50% наркозависимых тратили ежедневно на наркотики до 200 гривен (примерно 700 руб. по действующему курсу), 40% наркозивисимых — до 500 гривен (около 1800 руб.), 10% — более 500 гривен. «После вступления в программу у 77% пациентов отпала потребность в поиске средств на наркотики. То есть наркозависимые перестали совершать преступления, чтобы достать деньги на дозу»,— пояснил господин Соколовский. И Виктор Пологов, и Владислав Соколовский говорят, что метадона в городе осталось максимум до середины апреля. «Проблема в том, что метадон нужно везти из Харькова. Для этого надо организовать машину сопровождения с вооруженными людьми, но в нынешней ситуации на границе никто вооруженную колонну автомобилей не пропустит»,— объяснил господин Пологов.

Сами наркозависимые просят российские власти не запрещать программу. «Мы с мужем участвуем в программе заместительной терапии уже три с половиной года, нам она очень помогла,— рассказала “Ъ” жительница Севастополя Людмила Балагай.— Мы с мужем перестали употреблять опиум, нашли работу, у нас родилась дочь. Если программу отменят, для нас будет очень сложно не вернуться в прошлое. Мы просим хотя бы на полгода продлить программу».

«Если программу остановить, то часть людей переедет к родственникам в Украину,— говорит глава севастопольской благотворительной организации “Гавань плюс” Денис Прошин.— Остальные, скорее всего, моментально вернутся к криминальному обороту наркотиков. 100 человек существенно оживят наркосцену города, это приведет к серьезным социальным проблемам».

В пресс-службе Минздрава РФ подтвердили “Ъ”, что «находятся в постоянном контакте с крымскими и севастопольскими коллегами», но добавили, что заместительная терапия «не является единственным возможным способом лечения наркотической зависимости». «В настоящее время в России действует развитая система наркологической помощи населению. Все, кто нуждается в соответствующей помощи в Крыму и Севастополе, получат ее в установленном законодательством порядке»,— заявили в пресс-службе министерства, не уточнив, сколько времени на это потребуется.

ФСКН РФ также непреклонна: «У нас в России есть консолидированное мнение, что применять программы заместительной терапии не следует. Мы придерживаемся именно этой позиции». «Не существует подтвержденных клинических данных, что заместительная терапия содействует освобождению от наркозависимости»,— пояснили свою позицию в ведомстве.

Однако многие российские медики с этим утверждением не согласны. «Действительно, в России не проводились исследования о влиянии заместительной метадоновой терапии на исходы героиновой наркомании, но только потому, что этот препарат у нас запрещен,— сказал “Ъ” нарколог кандидат медицинских наук Сергей Сошников.— Но в глобальной библиотеке научных медицинских публикаций PubMed можно найти многие тысячи таких исследований. Их метаанализы показывают, что пользы от таких программ безусловно больше, чем возможного вреда. К сожалению, в России медицинские чиновники используют в качестве аргументов личное мнение, а не научные доказательства».

Александр Черных, Вячеслав Козлов, Алексей Ермолин, Крым


Тэги:

Обсудить: (0)

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение