• Москва, +6....+11 облачно с прояснениями
    • $ 64,15 USD
    • 72,06 EUR

Коротко

Подробно

Рисунок: Виктор Чумачев / Коммерсантъ

ЦБ вычистил рынок

Новое руководство подвело итоги борьбы с сомнительными операциями

За счет активизации нового руководства ЦБ по борьбе с сомнительными операциями банков регулятору удалось вдвое сократить их объем. Впрочем, дело не только в ЦБ, чья деятельность сделала отмывочный бизнес дороже и сложнее. Просто "прачечные" объединяются, чтобы остаться на плаву, а сами схемы вывода и обналичивания стали еще изобретательнее, говорят эксперты.


Вчера председатель ЦБ Эльвира Набиуллина в ходе съезда Ассоциации российских банков обнародовала результаты борьбы Банка России с сомнительными операциями. По ее словам, во втором полугодии 2013 года (госпожа Набиуллина приступила к исполнению своих обязанностей в ЦБ в конце июня 2013 года) объем вывода денег за рубеж сократился более чем вдвое, а обналичивания — более чем на треть по сравнению с аналогичным периодом 2012 года. Одновременно уменьшилось и количество кредитных организаций, в высокой степени вовлеченных в проведение таких операций (к ним относятся банки, объем сомнительных операций которых превышает 5 млрд руб., или 5% от объема дебетовых оборотов по счетам клиентов за квартал.— "Ъ"). За полгода их стало в 2,5 раза меньше, а 75% банков, которые еще летом относились к числу таких игроков, уже к концу года вообще отказались от проведения сомнительных операций. Добиться этого, по мнению госпожи Набиуллиной, удалось за счет общего оздоровления банковской системы. В частности, в 115 банках были введены различные ограничения и запреты, у 54 кредитных организаций отозваны лицензии, причем у 16 из них — за нарушение "антиотмывочного" законодательства.

Впрочем, конкретных цифр по числу банков и объему сомнительных операций госпожа Набиуллина не назвала. Однако по данным платежного баланса, вывод капитала во втором полугодии 2013 года по подсчетам "Ъ" был даже в 2,3 раза меньше, чем за аналогичный период 2012 года ($8,8 млрд против $20,4 млрд). Однако с учетом всех остальных сомнительных операций (с учетом статьи "чистые ошибки и пропуски") этот показатель лишь в 1,5 раза меньше, чем годом ранее ($15 млрд против $22,15 млрд).

В последнее время регулятор действительно начал жестче подходить к выявлению сомнительных операций, отмечают собеседники "Ъ". "Система борьбы с попавшими на карандаш регулятора банками выглядит так: его главу вызывают в ЦБ и очень настоятельно рекомендуют прекратить проведение определенных операций,— рассказывает собеседник "Ъ" в банке из топ-30.— Если после разговора ситуация не меняется, в банк выходит внеплановая проверка ЦБ, которая оценивает сделки, имеющие признаки фиктивности, не формально, а по сути, поэтому выводить деньги по простейшим схемам уже невозможно. Но поскольку доказать их нелегальность довольно сложно, лицензия отзывается чаще из-за выявленных нарушений в правилах внутреннего контроля".

Впрочем, вслед за регулятором совершенствуются и банкиры, специализирующиеся на этом бизнесе, уверены эксперты. "Безусловно, даже самые мелкие "прачечные", желая просуществовать как можно дольше, по требованию регулятора снижают объем сомнительных операций,— рассказывает руководитель отдела финмониторинга в банке из топ-50.— Однако весь вопрос в том, как они это делают". Этого можно добиться, например, объединившись с другими "прачечными" и распределив операции, но при этом и прибыль от них придется делить на всех. "На фоне падения доходов многие из них уже задумались, на чем бы заработать честным путем",— иронизирует он.

Сами схемы также стали сложнее и дороже. "Самый простой способ — перевести средства со счета клиента на счет в иностранном банке — уже практически не используется,— говорит собеседник "Ъ".— Как минимум в цепочку включаются банки-посредники, где открываются корсчета, и всем им надо платить за проведение операций, и средства конвертируются из рублей в доллары или евро". Однако западные банки, у которых комплаенс-контроль развит неплохо, обязательно зададут вопросы об источнике происхождения средств и экономическом смысле операций, и на этот случай у банка должны быть документы по контрактам, которые, разумеется, носят фиктивный характер". По его словам, в последнее время самыми популярными услугами для таких расчетов стали туризм, транспорт и даже клининг. "Например, клиент получает оплату за суперкачественную уборку домов в элитном районе на несколько миллионов или за организацию перевозок за рубежом",— говорит он. Консалтинг, который считается best practice в выводе капитала, уже не в моде, так как раскрыть фиктивность такой схемы можно в два счета, особенно если услугу на несколько миллионов долларов оказывает никому не известная фирма. Другой вариант — самый дорогостоящий и безопасный для клиента: кредитование его зарубежной компании теперь тоже используется редко. В данном случае банк берет все риски на себя. "Эту схему не любят сами банки, предпочитая проводить лишь расчетные операции",— говорит он.

По мнению члена экспертного совета Института финансового планирования Алексея Гусева, с началом расчистки рынка многие осторожные банки перерегистрировали своих VIP-клиентов в другие юридические лица и тем самым искусственно снизили объем их сомнительных операций. Впрочем, экономист по России и СНГ "Ренессанс Капитала" Олег Кузьмин полагает, что в среднесрочной перспективе работа ЦБ и Минфина по деофшоризации российской экономики принесет свои плоды.

Ольга Шестопал, Светлана Дементьева


Тэги:

Обсудить: (0)

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение