• Москва, +6....+11 облачно с прояснениями
    • $ 64,15 USD
    • 72,06 EUR

Коротко


Подробно

Фото: Александр Миридонов / Коммерсантъ

Не время для волшебников

Минфин, Минэкономики и ЦБ согласовали ультраконсервативные бюджетные проектировки

Бюджетный процесс на 2015-2017 годы вошел в финальную стадию. Минфин, Минэкономики и ЦБ де-факто согласовали общую точку зрения по экономическому прогнозу на следующий год. Она, по существу, основывается на том, что краткосрочные экономические риски лета 2014 года скорее переоценивались, а долгосрочные — недооценивались. Бюджет на ближайшие три года останется почти сбалансированным (0,5-0,6% ВВП дефицита), стабильность также будет защищаться сохранением планов госзаимствований на 2015 год, плавающим курсом рубля, перераспределением госрасходов внутри ранее принятых лимитов на 500 млрд руб. Стимулировать экономический рост, очевидно, признано в текущей ситуации хоть и возможным, но слишком дорогим и опасным мероприятием.


Министр финансов Антон Силуанов вчера раскрыл основные цифры и положения бюджетных проектировок, которые на этой неделе правительство будет обсуждать перед одобрением проектов бюджетных документов на 2015-2017 годы. Одновременно с этим были обнародованы данные об основных параметрах бюджетного прогноза Минэкономики. Напомним, в пятницу, 12 сентября, после заседания совета директоров Банка России глава ЦБ Эльвира Набиуллина подробно прокомментировала решение о сохранении ключевой ставки регулятора неизменной, на уровне 8%, и сообщила о публикации ЦБ проекта "Основных направлений единой государственной денежно-кредитной политики" (ДКП) на 2015-2017 годы. Глава Минэкономики Алексей Улюкаев, до этого критиковавший летние повышения ставки ЦБ, сразу же заявил — сентябрьскую тактику ЦБ по сохранению ставки и готовности поднять ее в любой момент поддерживает и возможностью критики проекта ДКП не пользовался.

Таким образом, после бюджетного совещания у президента Владимира Путина 10 сентября в экономическом блоке "расширенного правительства" по крайней мере по вопросам бюджета налицо если не мир, то твердое перемирие. Единая точка зрения на то, как должен строиться бюджет на 2015-2017 годы, выработана — цифры ЦБ, Минфина и Минэкономики, насколько о них возможно судить (пока полностью бюджетные проектировки не обнародованы), исходят из единых предпосылок.

Напомним, базовые "развилки" в бюджетном процессе на 2015 год (несмотря на формально трехлетний период бюджетного планирования, прямой торг вокруг планирования доходов и расходов в основном на следующий год, предмет уступок — расходы двух следующих лет) были довольно просты. По существу, речь шла о сохранении базовых параметров политики на 2014-2015 годы из трехлетнего бюджета на 2013-2015 годы (с экстраполяцией трендов на 2016 год) или же о существенном изменении самой бюджетной конструкции — например, увеличении возможных доходов через рост бюджетного дефицита (с наращиванием госзаимствований), налоговой нагрузки (летом обсуждался рост НДФЛ и НДС), изменении политики наполнения и расходования суверенных фондов (то есть о неизбежном отказе от "бюджетного правила"). В рамках этой основной "развилки" сторонники стимулирования экономического роста, например помощник президента Андрей Белоусов, глава Минэкономики Алексей Улюкаев, могли выбирать из довольно широкого набора сценариев и аргументов. В отличие о них Антон Силуанов и Эльвира Набиуллина могли лишь настаивать на необходимости сохранять базовые бюджетные решения 2013 года, поскольку согласие обсуждать другие варианты открывало возможность атаковать позиции ЦБ и Минфина всем заинтересованным лицам.

То, что Минфин, ЦБ и Минэкономики будут вынуждены договориться, стало очевидно уже днем 10 сентября, когда ЦБ вопреки ожиданиям на фоне очевидного курсового тренда и при росте инфляционных ожиданий выше, чем в июле-августе 2014 года (см. также стр. 6), сохранил ключевую ставку, гарантировав тем самым: демонстративного повышения ее в июле достаточно, чтобы обеспечивать необходимое давление на инфляцию. Обнародованные в воскресенье цифры пересмотренного прогноза в части индекса потребцен (ИПЦ) Минэкономики подтверждают: Алексей Улюкаев согласен с тем, что летом 2014 года ведомство переоценивало масштабы всплеска ИПЦ и его долгосрочные последствия — на 2015 год. Минэкономики оценивает инфляцию в 6% (ранее — 6,5%), в 2016 году — 4,5%, в 2017 году ожидается снижение ее до расчетного ориентира ЦБ в 4%. Мало того, прогноз Минэкономики по инфляции в 2014 году-- 7,2%: сценарии ЦБ в проекте ДКП предполагают лишь немногим более быстрое снижение инфляции в 2015-2017 годах, вполне соответствующее оценкам ЦБ.

И из решения ЦБ, и из согласованного снижения Минэкономики и ЦБ оценок будущей инфляции, вероятно, следует, что краткосрочные угрозы лета 2014 года, в первую очередь снижения реального курса рубля, сильного инвестобвала второго полугодия 2014 года, торможения бюджетных инвестиций, обвала частного спроса, признаны преувеличенными. Отметим, уже на заседании правительства 11 сентября господин Силуанов объявлял о довольно позитивных итогах исполнения бюджета за первое полугодие 2014 года (и ничего не говорил об изменении ситуации в июле--августе). Впрочем, исходя из имеющихся цифр Минэкономики, среднесрочные угрозы в ЦБ и Белом доме скорее признаны в прогнозах недооценивавшимися. Так, Минэкономики ожидает (после обвала инвестиций на 2,4% в 2014 году) рост инвестиций в 2015 году на 1,5%, в 2016 году — на 1,6%, в 2017 году — на 2,9% (предположения, дающие Минэкономики возможность ждать инвествсплеска в 2017 году, пока неизвестны). Соответственно, ВВП в 2014 году, согласно этому прогнозу (базовый сценарий), вырастет на 0,5%, в 2015 году — на 1% (ранее Минэкономики предполагало на следующий год рост в 2%) с плавным ростом до 3% к 2017 году. Прогноз ЦБ чуть более пессимистичен: рост ВВП в 2014 году в 0,4%, повышение темпов экономического роста (также в базовом варианте) с 0,9% в 2015 году до 1,9% в 2016-2017 годах. Оценки инвестактивности ЦБ и Минэкономики схожи.

От значимых "балансирующих" манипуляций с курсом рубля, прогнозными ценами на нефть и прочих механизмов в прогнозах на этот раз отказались и ЦБ, и Минэкономики, и, судя по всему, Минфин — расчеты ведомств не предполагают крупных курсовых скачков по крайней мере в 2015 году (напомним, при этом Эльвира Набиуллина 12 сентября абсолютно твердо заявила о завершении ЦБ перехода к таргетированию инфляции с 2015 года — то есть, по существу, об отказе ЦБ обсуждать возврат к прямому таргетированию курса; см. также "Ъ" от 8 сентября). "Корзина" доллара и евро в 2015 году не должна сильно отклоняться от 40,5 за рубль.

Соответственно, при неизменных вводных компромисс по конструкции бюджета, который предлагается Белому дому со стороны Минфина, Минэкономики и ЦБ, выглядит так. В 2015 году доходы федерального бюджета сокращаются на 80 млрд руб. от плана и составят 14,8 трлн руб., расходы — 15,2 трлн руб. (дефицит в 0,5% ВВП). В 2016-2017 годах из-за пересмотра прогнозов дефицит вырастает до 0,6% ВВП, доходы сокращаются в 2016 году на 220 млрд руб., до 15,5 трлн руб. (расходы — до 16 трлн руб.), в 2017 году — на 270 млрд руб. от плановых до 16,35 трлн руб., расходы в 2017 году составят 16,9 трлн руб., то есть даже номинально сократятся. Составляющие компромисса — сохранение "бюджетного правила", "большой налоговый маневр" в нефтяной отрасли, очевидно — мораторий на работу накопительного компонента пенсионной системы (напрямую Антон Силуанов это не обнародовал), отсутствие необходимости во введении налога с продаж в регионах (вопрос будет решаться на этой неделе), сохранении основных налоговых ставок. Кроме этого, глава Минфина объявил и о новой задаче: при неувеличении госрасходов Белому дому предстоит перераспределить 500 млрд руб. расходов в 2015 году на новые задачи на Дальнем Востоке, космодром "Восточный" и обходные железнодорожные пути вокруг Украины. Наконец, Минфин сохраняет планы заимствований на рынке ОФЗ на 2015 год на том же (неисполняемом сейчас) уровне в 1 трлн руб. (и на внешнем рынке на $7 млрд) и готов не пополнять Резервный фонд, а задействовать его в случае роста ставок по госдолгу.

Судьба ФНБ из проектировок ЦБ и Минэкономики не очевидна. Впрочем, в любом случае маловероятно, чтобы окончательные бюджетные проектировки включали в себя новые прямые госинвестиции суверенных фондов в экономику. Как и идеи инфляционного и курсового стимулирования экономического роста, их, очевидно, предлагается временно объявить хоть и возможной, но явно неуместной стратегией на 2015 год.

Дмитрий Бутрин


Тэги:

Обсудить: (0)

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение