• Москва, +17....+21 небольшой дождь
    • $ 63,74 USD
    • 70,30 EUR

Коротко

Подробно

Фото: Василий Шапошников / Коммерсантъ

Фиктивным бумагам нашли брокера

В схемах Матвея Урина обнаружилось новое звено

Схемы Матвея Урина по выводу активов из банков через "покупку" фиктивных ценных бумаг после долгого перерыва вернулись на финансовый рынок. На фоне ужесточения требований ЦБ к депозитариям, в которых кредитные организации учитывают права на ценные бумаги, участники рынка попробовали реализовать "бумажную схему" через других финансовых посредников.


Вчера Банк России сообщил об отзыве лицензий сразу у трех небанковских кредитных организаций (НКО): Международная Уральская расчетная палата, "Финансовые услуги" и "Центр межбанковских расчетов". Аргументами для отзыва лицензии стали традиционные нарушения — участие в сомнительных операциях, связанных с выводом средств за рубеж, предоставление недостоверной отчетности, снижение капитала. Однако, РНКО "Центр межбанковских расчетов" в том числе отражала в учете "фактически отсутствующие ценные бумаги". Так, согласно ее отчетности, в сентябре со счета банка-корреспондента были выведены средства на сумму более 400 млн руб. При этом РНКО приобрела через брокера рублевые облигации РФ на сумму 484 млн руб., что соизмеримо с капиталом этой организации (на 1 октября — 498 млн руб.).

Схема по "покупке" несуществующих бумаг была популярна в 2010-2011 годах, когда благодаря выпискам из депозитариев, подтверждающим "наличие" ценных бумаг, проводился вывод активов (или сокрытие их отсутствия) из банков так называемой группы Матвея Урина (Славянский банк, Традо-банк, Донбанк, банк "Монетный дом", Уралфинпромбанк, Соцгорбанк). Банкротство этих банков обошлось государству в сумму почти 16 млрд руб. выплат их вкладчикам из фонда страхования вкладов.

Впоследствии схему попытались применять еще ряд банков, однако широко масштабного распространения этот опыт не получил. В июле 2011 года Банк России ужесточил требования к прозрачности депозитариев, в которых учитываются права кредитных организаций на ценные бумаги, чтобы сделать экономически нецелесообразными хранение и учет прав на них в сомнительных депозитариях. Если депозитарий не соответствует критериям прозрачности ЦБ, владельцам бумаг, в том числе и небанковским кредитным организациям, необходимо формировать 100-процентные резервы по ним.

Однако в этот раз схему вывода активов, вероятно, удалось реализовать не через депозитарий как таковой, а через финансовых посредников — брокеров или кредитные организации, которые имеют лицензию на осуществление брокерских операций, полагают эксперты. "К сожалению, практика псевдодеятельности на рынке ценных бумаг до сих пор существует и осуществляется на уровне финансовых посредников, операции которых впоследствии признаются недостоверными,— отмечает главный бухгалтер Нордеа-банка Татьяна Шарова.— Таким образом, депозитарий не имеет информации об операциях с этими бумагами". В НРД — расчетном депозитарии биржи по госбумагам — операции конкретных клиентов не комментируют.

"Тот факт, что эта схема выявилась у НКО, объясняется тем, что риски этих организаций в силу их числа и масштабов бизнеса в разрезе банковской системы менее серьезны и потому надзор за ними менее бдительный, чем за банками",— говорит партнер компании "Яковлев и партнеры" Игорь Дубов. Впрочем, вряд ли новая схема получит распространение. "При существующем уровне надзора на финансовом рынке участвующие в этой операции стороны могут быть достоверно выявлены довольно легко, и последствия для финансового посредника в этой схеме проявятся довольно быстро",— уверен вице-президент ФБК Алексей Терехов.

Юлия Локшина, Дмитрий Ладыгин


Тэги:

Обсудить: (0)

Газета "Коммерсантъ" №196 от 28.10.2014, стр. 10

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы