• Москва, +6....+11 облачно с прояснениями
    • $ 64,15 USD
    • 72,06 EUR

Коротко

Подробно

Фото: Дмитрий Духанин / Коммерсантъ

Девальвацию рубля переоценили

Минэкономики не видит перспектив ни для роста цен, ни для новых кредитов

Во втором полугодии рост инфляции был обеспечен исключительно войной санкций и динамикой курса рубля, спад инвестиций в 2014 году был обусловлен отказом малого бизнеса и теневого сектора вкладывать в Россию, а потребительские кредиты населению больше не поддерживают спрос. Таковы основные предположения Минэкономики, которые будут положены в основу пересмотренного прогноза ведомства в декабре 2014 года. Таким образом, среднесрочная модель экономической политики в начале 2015 года неизбежно поменяется: Минэкономики предполагает, что Белому дому следует продавать госбанки и финансировать новые, а не старые производства.


Вчера на совете законодателей заместитель главы Минэкономики Алексей Ведев представил расчеты ведомства, которые будут положены в основу пересматриваемого в декабре 2014 года текущего "Прогноза социально-экономического развития РФ". Напомним, документ, пересматриваемый несколько раз в год, отражает точку зрения Минэкономики на краткосрочные и среднесрочные перспективы динамики макроэкономических показателей и краткосрочную оценку влияния предполагаемых действий правительства на них. Прогноз декабря 2014 года впервые даст оценку Минэкономики влияния 30-процентной (к доллару США) девальвации рубля с начала года на промышленность и потребление в 2015 году. Презентация господина Ведева содержит несколько весьма важных предположений, корректирующих представление о характере текущего кризиса: в цифрах эти оценки, частично излагавшиеся министром Алексеем Улюкаевым, даются впервые.

В первую очередь Минэкономики полагает, что обвал инвестиций 2014 года полностью обеспечен малым бизнесом и теневым сектором: инвестиции крупных и средних компаний, в отличие от 2013 года (тогда картина была обратной), по крайней мере первые два квартала текущего года росли.

Кроме этого, по оценке Алексея Ведева, с конца 2013 года "банковское кредитование уже не может стимулировать потребление": стоимость обслуживания кредитного портфеля домохозяйств сейчас — 18,1% годовых, расходы их на обслуживание долга превысили в 2014 году показатели США (где они снизились с 2008 года, составляя около 14%, до 10% в 2013 году) — по сути, из этого следует неизбежная и быстрая остановка рынка потребительского кредитования в 2015 году и невозможность наращивания прежними темпами депозитной базы.

Взгляд Минэкономики на инфляцию также достаточно оптимистичен. Исходя из презентации Алексея Ведева, Минэкономики полагает инфляцию, напрямую не связанную с изменением курса рубля и контрсанкциями РФ, монотонно снижающейся с июля 2014 года,— если февральская девальвация происходила на повышенном инфляционном фоне, то октябрьско-ноябрьская — на снижающемся. Исходя из цифр Минэкономики без контрсанкций инфляция в середине ноября год к году составляла бы 6,9%, а без снижения нефтяных цен — 4,3%. Кроме того, заместитель главы Минэкономики, в отличие от главы Минфина Антона Силуанова, ставит на короткий сценарий продвижения инфляционной волны в 2014-2015 годах и ограниченность "эффекта переноса валютного курса" — по его прогнозам, прирост инфляции в декабре 2014 года составит порядка 1 п. п., как и в ноябре 2014-го. Предположение Минфина — нарастание инфляции в декабре 2014 — январе 2015 года (см. "Ъ" от 19 ноября). Впрочем, господин Ведев сделал оговорку: цены в нынешнем декабре могут вырасти и больше, сейчас сложно оценить рост импорта инфляции из-за девальвации рубля — традиционно он невысок, но именно на конец года приходится пик импорта потребительских товаров.

Сами по себе цены на нефть и курс рубля Минэкономики беспокоят не слишком сильно — очевидно, модели ведомства предполагают, что при такой денежно-кредитной политике ЦБ даже сильная девальвация рубля эффективно ограничивает "эффект переноса". Сводка октябрьской инфляции в промышленности, опубликованная Росстатом вчера, показывает, что, по крайней мере в октябре текущего года, компании почти не смогли пользоваться девальвацией для увеличения цен: индекс цен в секторе вырос на 0,3%. Минэкономики отрицает и возможность пересмотра тарифов госмонополий на 2015 год, заложенных в бюджет до девальвации и инфляционного всплеска осени 2014-го. Рост инвестиций, полагает Алексей Ведев, в следующем году и без этого восстановится за счет инвестпрограмм монополий до 2% годовых (спад в 2014 году прогнозируется 2,4%, то есть в конце года он будет незначительным или нулевым).

Судя по всему, именно предположение Минэкономики об обвале инвестиций в неформальном секторе и малом бизнесе — в основе идей о программе либерализации "малой" экономики, которая предположительно будет объявлена президентом Владимиром Путиным в декабре в послании Федеральному собранию. По данным "Ъ", она фигурирует в Белом доме под флагом перезагрузки госрегулирования, почти не затрагивает вопросов налогов (кроме развития патентной системы) и резко ограничивает возможности административного давления на новооткрытый бизнес первые пять лет его работы. В презентации Минэкономики, впрочем, есть и другие инициативы на 2015 год, судьба которых в Белом доме очень неочевидна: приватизация госбанков, а также ориентация более на внешние, а не на внутренние источники финансирования дефицита бюджета.

Кроме того, Минэкономики настаивает на направлении госинвестиций и господдержки в 2015 году в сектора, вызывающие максимальный мультипликативный эффект,— в первую очередь в инновационную экономику: "машиностроение, связь, научные исследования и разработки, образование, здравоохранение", а также в импортозамещение и локализацию импорта в РФ. Напомним, "антикризисный резерв" правительства на 2015 год (см. "Ъ" от 17 и 18 ноября) сейчас создается скорее для защиты старых секторов экономики и крупных компаний, а не для поддержки стартапов и новых инфраструктурных проектов.

Дмитрий Бутрин



Тэги:

Обсудить: (0)

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение