• Москва, -5...-10 снег
    • $ 64,15 USD
    • 68,47 EUR

Коротко


Подробно

Фото: Дмитрий Лекай / Коммерсантъ

Долг разрешился от обременения

Верховный суд закрыл ипотечный кредит бывшему сотруднику управделами президента

Снятие залога с купленной в кредит квартиры может быть доказательством выплаты долга. Такой парадоксальный подход на днях поддержала коллегия по гражданским делам Верховного суда (ВС) в споре Агентства по страхованию вкладов со статусным заемщиком Межпромбанка — бывшим высокопоставленным сотрудником управделами президента Александром Гладышевым. Насколько этот вывод безусловен, покажет мотивировочная часть решения. Закрепление же этого подхода пленумом ВС может открыть простор для злоупотреблений, предупреждают банкиры.


Во вторник коллегия ВС рассмотрела кассационную жалобу одного из крупнейших розничных заемщиков Межпромбанка Александра Гладышева. В суде "Ъ" сообщили, что коллегия отменила постановление апелляционного суда в пользу банка-кредитора, оставив в силе решение первой инстанции, поддержавшей заемщика. Речь идет о давнем громком споре Агентства по страхованию вкладов (АСВ, конкурсный управляющий Межпромбанка) с экс-главой главного эксплуатационного управления управделами президента. По версии АСВ, взяв в банке ипотечный кредит на $707 тыс. и купив квартиру в Даевом переулке в Москве, господин Гладышев долг не обслуживал: деньги на счет погашения ссуды не поступали, а просрочка по ней росла. По версии защиты ответчика, кредит он погасил, что доказывает снятие банком залога с квартиры, а документы об оплате утеряны. Мотивировочной части определения ВС пока нет, но, если других доводов ответчик не привел, а, по данным "Ъ", на заседании суда они не звучали, решение идет вразрез с правилом, по которому снятие залога не означает, что кредит погашен.

У господина Гладышева в списке розничных должников Межпромбанка, связанных со структурами подконтрольной его бенефициару Сергею Пугачеву Объединенной промышленной корпорации (ОПК, куда входил и Межпромбанк),— почетное второе место. По размеру необслуживаемого долга он уступает только экс-главе совета директоров Межпромбанка Джеральду Ковальски (как ранее сообщал "Ъ", тот не погашает кредит на $1,3 млн). Связь Александра Гладышева с ОПК прослеживается через его предыдущее место работы. С 2008 года он занимал пост гендиректора ФГУП "Кремлевский", на базе которого ОПК с 2004 года реализовывала крупный инвестконтракт по строительству пятизвездочного отеля и подземного паркинга. После того как финансовое положение Межпромбанка пошатнулось, контракт был расторгнут. Сам список крупнейших неплательщиков Межпромбанка из числа связанных со структурами Сергея Пугачева физлиц был составлен еще в 2012 году по результатам инвентаризации АСВ его активов (см. "Ъ" от 11 апреля 2012 года).

С тех пор и длится этот спор. Всего агентство требует с ответчика $1,4 млн, кроме основного долга в эту сумму вошли проценты и неустойка. Сам кредит был взят еще в 2006 году, в 2008-м ипотека была прекращена по совместному обращению в Росреестр заемщика и банка в лице его тогдашнего заместителя, главы исполнительной дирекции Алексея Злобина. Господин Злобин также написал письмо в Росреестр о том, что банк претензий к залогодателю не имеет. С тех пор кредит не обслуживался. Сейчас господин Злобин является наряду с Сергеем Пугачевым и другими топ-менеджерами банка соответчиком по иску АСВ о привлечении к субсидиарной ответственности на сумму 75 млрд руб. за доведение банка до банкротства (решения по этому делу пока нет).

Интересно, что до ВС спор АСВ с Александром Гладышевым доходит уже второй раз. В декабре 2013 года, после проигрыша заемщика в апелляции, ВС возвратил дело в апелляционную коллегию Мосгорсуда на новое рассмотрение с поручением суду посодействовать ответчику в сборе доказательств возврата кредита. Доказательства же агентства в виде выписок по счету ВС счел сомнительными — с учетом того факта, что лицензия у банка была отозвана в 2010 году в том числе за существенную недостоверность отчетности. Тогда апелляция запросила в ФНС справки о доходах господина Гладышева за период кредита - из них следовало, что погасить кредит он не мог. Другие доказательства ответчик так и не предоставил, сообщив, что документы о погашении кредита утеряны. В итоге в мае этого года апелляция удовлетворила иск АСВ, сославшись на то, что факт снятия ипотеки не свидетельствует о возврате кредита (см. "Ъ" от 28 августа). Это решение господин Гладышев и обжаловал.

Что именно привело коллегию ВС к противоположному выводу, возможно, будет ясно из мотивировочной части определения, которая появится позже. Источники "Ъ", знакомые с ходом рассмотрения дела, указывают, что новых доказательств уплаты кредита суду представлено не было. Подтвердить или опровергнуть это у защиты ответчика вчера было невозможно. Адвокат Ольга Бабейко, представляющая интересы господина Гладышева в суде, не отвечала на звонки.

Опрошенных "Ъ" юристов вынесенное во вторник решение суда крайне удивило. "Снятие записи об ипотеке само по себе не доказывает погашение кредита. Залог — это обеспечение по кредиту, и по общему правилу прекращение обеспечения не влечет прекращения основного обязательства",— говорит управляющий партнер юридической компании "Алексей Гуров и партнеры" Алексей Гуров. По его мнению, снятие ипотеки может быть косвенным доказательством, но должно оцениваться в совокупности с другими. Он допускает, что за шесть лет с момента снятия ипотеки документы о погашении кредита могли не сохраниться. Но и довод коллегии ВС о том, что доказательством не могут быть документы банка, лишенного лицензии за недостоверную отчетность, он считает слишком абстрактным: недостоверными должны быть документы именно по данному заемщику, чего в решениях судов не установлено. Юрист полагает, что ВС мог отдать приоритет заемщику, как более слабой стороне, "при отсутствии железобетонных доказательств у обеих сторон".

Странным считают решение суда и банкиры. Более того, если оно закрепится, они опасаются роста злоупотреблений. "Росреестр при погашении записи об ипотеке никак не проверяет факт погашения кредита и не требует документов об этом, снятие залога никак не увязано с расплатой по кредиту, обратное идет вразрез с нормами права",— указывает управляющий директор Нордеа банка Константин Каричев. Конечно, не зная мотивов ВС, сложно исключить, что заемщик все-таки смог представить дополнительные доказательства своей правоты, продолжает он, но, если это не так, решение может в будущем дать простор для злоупотреблений. "Другие заемщики банков могут воспользоваться этой позицией и ссылаться на нее в судах,— согласен партнер юридической фирмы Legal Capital Partners Дмитрий Крупышев.— Но нужно учитывать, что суды не обязаны руководствоваться определениями коллегий ВС, они лишь будут принимать их во внимание". Этого уже немало, указывают банкиры. Еще серьезнее ситуация станет, если такая позиция ВС будет утверждена пленумом: тогда этот подход станет обязательным для нижестоящих судов, резюмирует эксперт.

У АСВ остается возможность подать надзорную жалобу в ВС, но шансов на успех немного. За 2013 год президиум ВС рассмотрел лишь одно гражданское дело, а объединенный ВС, которому с 6 августа подведомственны и экономические споры, провел пока всего четыре президиума, на повестке которых были только уголовные дела. В АСВ "Ъ" сообщили, что планируют добиваться передачи дела в президиум ВС.

Светлана Дементьева, Анна Занина


Тэги:

Обсудить: (0)

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение