• Москва, +21....+29 солнце
    • $ 64,81 USD
    • 71,71 EUR

Коротко

Подробно

Фото: Геннадий Гуляев / Коммерсантъ

Свидетель не узнал убийцу Бориса Немцова

Увидеть подробности ему помешал тяжелый рок

Как стало известно "Ъ", признательные показания, данные Зауром Дадаевым, предполагаемым исполнителем убийства оппозиционера Бориса Немцова, не подтверждаются непосредственным свидетелем происшедшего. Во всяком случае, киллер не подошел под его описание, к тому же использовал машину другой марки. При этом очевидец обратил внимание на двух подозрительных женщин, которые спешно покинули место происшествия.


По данным близкого к следствию источника "Ъ", сопровождавшая Бориса Немцова украинская модель Анна Дурицкая была не единственным свидетелем убийства политика. Чуть сзади пары в момент нападения на Большом Москворецком мосту, как выяснилось, шел 27-летний менеджер одной из фирм Евгений (его фамилия не называется следствием).

На голове Евгения были надеты наушники, в которых грохотал тяжелый рок, а смотрел он в основном на экран смартфона, переключая композиции. Поэтому выстрелы он не слышал и сам момент нападения не видел. Взглянув в очередной раз на дорогу, молодой человек обнаружил вместо идущей впереди одинокой пары на тротуаре целую группу людей. При этом мужчина (а это был Борис Немцов), шедший ранее со своей спутницей, лежал на тротуаре возле перил моста. Его девушка (Анна Дурицкая) стояла возле упавшего, а еще один мужчина (предполагаемый киллер) прыгал в этот момент через бордюр, разделяющий тротуар и проезжую часть моста.

Убегавшего Евгений видел со спины. По его данным, это был мужчина среднего роста, худощавого телосложения и с темными, возможно волнистыми, волосами средней — около 4 см — длины. Молодой человек отметил, что убегавший, несмотря на холод и ветер, был без куртки. На мужчине были синие джинсы, которые показались свидетелю слишком большого для владельца размера, и такая же "мешковатая", по его словам, темная толстовка с капюшоном. Все это описание не соответствовало внешности обвиненного затем в убийстве Дадаева — крупного мужчины, имеющего спортивное телосложение.

Убегавший, как сообщил Евгений, сел на заднее сиденье машины отечественного производства, похожей на "Приору", белого цвета, хотя следствие потом установило, что киллеры скрылись на ZAZ Chance.

При этом свидетель заметил на месте происшествия еще одну показавшуюся ему довольно странной пару. Возле лежащего мужчины каким-то образом появились девушка и женщина средних лет в черной шубе. Перекинувшись несколькими фразами со спутницей упавшего, обе дамы свернули с тротуара на ведущую к набережной Москвы-реки лестницу и быстро спустились вниз.

Наконец, еще одним новым для Евгения объектом стала снегоуборочная машина, остановившаяся чуть впереди от небольшого участка тротуара, на котором происходили события. Спутница лежавшего человека, по словам свидетеля, бегала между своим приятелем и снегоуборщиком с мобильным телефоном в руке. Однако разговор с водителем, видимо, вышел у нее совсем коротким — остановившись буквально на несколько секунд и приоткрыв окно, тот поехал дальше.

Когда Евгений наклонился к мужчине, тот лежал на боку лицом к перилам. Упавший, как утверждает свидетель, был живой — во всяком случае, он "издавал какие-то хрипы или стоны". Евгений попытался поднять его, однако, увидев возле лица "небольшое количество рвоты", решил, что мужчина просто пьян, и стал спрашивать, что случилось у его девушки.

Та, по словам Евгения, выглядела огорченной и напуганной, плакала, постоянно повторяя: "Что с ним?", "Что с ним?" и "Только не оставляйте меня здесь одну". Наконец, девушка сообщила Евгению, что в ее спутника стреляли. Тогда молодой человек подошел к мужчине во второй раз, однако ему оставалось лишь убедиться в том, что человек умер. "На одежде упавшего со стороны спины я обнаружил небольшие отверстия от пуль,— рассказал Евгений.— Поднял его голову, надеясь как-то помочь, но увидел, что взгляд мужчины уже застекленел".

Нестыковки в показаниях признавшего свою вину Заура Дадаева и свидетеля Евгения адвокаты планируют использовать как доказательство его непричастности к убийству. Защита полагает, что обвиняемый мог оговорить себя.

Сергей Машкин


Газета "Коммерсантъ" №53 от 27.03.2015, стр. 4

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы