• Москва, +8....+9 небольшой дождь
    • $ 63,95 USD
    • 71,57 EUR

Коротко


Подробно

Фото: Сергей Бобылев / Коммерсантъ

Заура Дадаева проверят полиграфом

Подозреваемый в убийстве Бориса Немцова решил доказать свою невиновность научно

Как стало известно "Ъ", экс-офицер внутренних войск Заур Дадаев, обвиняемый в убийстве оппозиционера Бориса Немцова, согласился пройти проверку на детекторе лжи, чтобы доказать свою непричастность к происшедшему. Адвокат, нанятый господину Дадаеву родственниками, рассчитывает, что ходатайство будет поддержано не только следствием, но и представителем потерпевших, который также заинтересован в установлении истины по громкому уголовному делу.


Вчера Заура Дадаева, содержащегося в СИЗО "Лефортово", впервые посетил адвокат Шамсудин Цакаев (ранее интересы обвиняемого представлял адвокат по назначению). По словам защитника, их беседа заняла около двух часов, в ходе которых обвиняемый подробно ответил на его вопросы.

Прежде всего господин Дадаев, который ранее не был знаком со своим адвокатом, рассказал ему о себе. Как выяснилось, до ареста господин Дадаев более десяти лет прослужил в правоохранительных органах. Начинал он в антитеррористическом центре, в который была преобразована служба безопасности президента Чечни Ахмата Кадырова, а в 2004 году, после расформирования АТЦ, перешел в батальон "Север" ВВ МВД. За это время, по словам господина Дадаева, он был награжден орденом Мужества, а также получил множество медалей, благодарностей и почетных грамот. Он участвовал в десятках спецопераций — последней крупной из них стало освобождение Дома печати и школы, захваченных в декабре прошлого года боевиками в Грозном. Школу он штурмовал лично.

Как понял адвокат из беседы со своим подзащитным, тот до сих пор числится во внутренних войсках (командование ВВ РФ ранее сообщало, что господин Дадаев еще в начале марта был уволен со службы). Отправляясь в отпуск в Москву, он всего лишь сообщил комбату "Севера", что, отгуляв положенное, хотел бы оставить военную службу. Однако при этом все документы остались в части. Там же находится, в частности, и его загранпаспорт, который, по словам обвиняемого, он и не собирался забирать.

Приехав в Москву, господин Дадаев, как следовало из его рассказа адвокату, останавливался в двух квартирах в домах N3 и N46 на Веерной улице, зарезервированных для командированных в столицу бойцов "Севера". Одна из этих квартир была выкуплена, другая — арендовалась. По словам обвиняемого, мест для самих военнослужащих в них не хватало, поэтому другие обвиняемые по делу об убийстве Бориса Немцова если и появлялись на Веерной, то лишь эпизодически. Во всяком случае, утверждает он, чужие там никогда не ночевали, потому что "это были чисто наши квартиры". Господин Дадаев утверждает, что его визит в столицу носил скорее деловой характер — он изучал рынок охранных услуг, планируя заняться этим бизнесом.

Обвиняемый рассказал адвокату, что задержание в Ингушетии стало для него полной неожиданностью. При этом, как и на недавнем заседании Мосгорсуда, господин Дадаев утверждал, что спецоперация, проведенная 5 марта (вчера глава ФСКН Виктор Иванов сообщил, что подозреваемого первыми задержали сотрудники его ведомства, передав затем его в ФСБ), напоминала скорее похищение. По словам господина Дадаева, подписать признание в убийстве господина Немцова его заставили с помощью пыток и угроз. "У меня до сих пор болят зубы от воздействия электротоком",— пожаловался, в частности, он своему защитнику.

Оказавшись в СИЗО, господин Дадаев, по его словам, рассчитывал на помощь своего адвоката по назначению. Однако в итоге, утверждает обвиняемый, жалобы генпрокурору и председателю СКР ему пришлось писать самому, отправляя их по почте через канцелярию "Лефортово". Кстати, условия содержания в двухместной камере изолятора, где имеется телевизор и радиоприемник, его вполне устаивают. Он лишь попросил своего нового адвоката передать ему свежие фрукты и сгущенку.

"Предметно опросив своего клиента по сути дела, я пришел к выводу о его непричастности к инкриминируемому преступлению",— сообщил "Ъ" адвокат Цакаев. По его словам, в показаниях, первоначально данных его клиентом, содержится много неточностей, противоречий и фактических ошибок. Например, из признания следует, что, догоняя Бориса Немцова на Большом Москворецком мосту, господин Дадаев "держал в брюках" пистолет Макарова с навинченным на ствол глушителем длиной около 15 см. После стрельбы тот же ствол с еще горячим глушителем снова был засунут за пояс брюк, что могло привести к ожогам.

По итогам встречи защитник подготовил ходатайство к следствию о проведении экспертизы с применением полиграфа, которая могла бы подтвердить достоверность последних показаний Заура Дадаева. На вопрос адвоката, готов ли он пройти соответствующее испытание, обвиняемый ответил утвердительно, заявив, что непричастен к громкому преступлению. Адвокат Цакаев отметил, что рассчитывает на поддержку своей инициативы со стороны не только следствия, но и представителя потерпевшей стороны, поскольку все они заинтересованы в установлении истины по делу.

"В раскрытии преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 105 УК (убийство, совершенное группой лиц), одного признания обвиняемого, конечно, мало. Обвинение должно быть подкреплено другими доказательствами. Однако к использованию полиграфа я отношусь скептически",— сказал в свою очередь "Ъ" представитель семьи Немцовых Вадим Прохоров.

Сергей Машкин


Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение