• Москва, +14....+25 ясно
    • $ 65,89 USD
    • 73,45 EUR

Коротко

Подробно

Фото: Дмитрий Коротаев / Коммерсантъ

"Нужно понять, принимает меня территория, нужен ли я ей"

Сергей Гапликов рассказал о планах на посту главы Коми

Сергей Гапликов был назначен врио главы Коми после того, как Вячеслава Гайзера, руководившего республикой с 2010 года, арестовали вместе с его замом Алексеем Черновым, спикером Госсовета Игорем Ковзелем и зампредом правительства республики Константином Ромадановым (всего арестовано 19 человек). Господин Гапликов рассказал "Ъ", почему он не вступил в "Единую Россию", будет ли баллотироваться на выборах главы республики и помогут ли ему связи в правительстве РФ.


"Когда очень холодно, а раскладушка практически стоит на открытом воздухе, то быстрее принимаешь решения"


— Насколько неожиданным было для вас это назначение — обсуждались кандидатуры других губернаторов, появлялась информация, что республику возглавит силовик?

— У меня в жизни так происходит, что все назначения неожиданные. Я работал в регионе (премьером Чувашии.— "Ъ"), получил неожиданное предложение в "Олимпстрой" (был гендиректором с 2011 по 2014 год.— "Ъ"). Сейчас до последнего момента я не знал, для чего меня приглашают к президенту, что будет обсуждаться на встрече с ним.

— То есть предварительных консультаций не было?

— Было так: президент предложил, я согласился.

— Следствие утверждает, что прежнее руководство региона проводило махинации с бюджетными средствами. Как вы оцениваете состояние экономики региона, которым вам придется управлять?

— На сегодняшний день процесс в регионе управляемый, глобальных проблем нет. Но трудности есть, мы их обсуждали, в том числе и на встрече с президентом. Есть направления, которые требуют корректировки, пересмотра акцентов. Волнует серьезный уровень госдолга, хотя он и не превышает параметры, установленные Министерством финансов. Во многом это произошло из-за колебаний стоимости нефти, курсов валют, регион рассчитывал на определенные федеральные программы, на эти перспективы влияет секвестр. При этом долг управляемый, мы ведем серьезные переговоры с федеральным центром, связанные, например, с заимствованиями в рамках имеющихся бюджетных кредитов. Республика может получить дополнительное финансирование. Кроме того, мы понимаем, что сами добьемся экономии, например, за счет оптимизации структуры и численности органов власти.

— Зачем вы отправили заместителя министра регионального строительства Николая Сороку с раскладушкой жить в недостроенном доме в Ухту?

— Коми успешно заявилась на все пять этапов программы расселения ветхого и аварийного жилья. Но, видимо, руководители республики недооценили потенциал, как всегда, хотели большего, и заявились на большее, но по дороге растеряли... Сложилось несколько факторов: люди понадеялись на авось, потом кто-то завез не вовремя материалы, где-то не вовремя организовали процесс строительства, решили, что жесткого контроля не будет, подумали, что можно схалтурить,— все равно, мол, нагоним.

Я понимаю, что у меня будет нелицеприятный разговор с руководством Фонда развития ЖКХ. Я постараюсь правдиво показать фонду ситуацию и сроки, и если будет добрая воля к врио и мне доверят реализовать все в обозначенные сроки, то я приложу все усилия, чтобы закрыть этот вопрос. Будет внимательный и принципиально жесткий контроль за реализацией следующих этапов. Надо сказать, что ситуация исправима. Я уже провел не одно совещание, разбор полетов, заставил ответственных за этот вопрос в республике отразить в графиках строительства реалистичные сроки, благо критическая ситуация сложилась только на нескольких площадках. Сейчас мы сконцентрировали усилия, прошла неделя, и результаты уже есть.

— А чиновник действительно живет в недостроенном доме?

— Министр мне доложил, что его подчиненный там живет и активно приступил к работе. Знаете, когда очень холодно, а раскладушка практически стоит на открытом воздухе, то быстрее принимаешь решения, суетишься. Человек не очень качественно подошел к своей работе, поэтому я дал ему такое поручение, чтобы он в не очень комфортных условиях приложил все свои усилия и организационный опыт. Наверное, это непопулярная мера, но она действенная.

— У северных территорий есть еще одна проблема — отток населения. В Коми наряду с богатыми муниципалитетами — Усинском, Ухтой, которые привлекают людей, есть угольные, лесные, сельскохозяйственные районы, которые, наоборот, теряют людей. Как будете с этим бороться?

— Республика пытается решать разницу в бюджетной обеспеченности районов дотациями, выравниванием. Но применяются и стимулирующие меры, которые дают территориям реализовывать и свои муниципальные программы, вовлекаться в процессы на региональном уровне. Будем решать вопросы, связанные с развитием малого и среднего бизнеса, несырьевых секторов экономики и будем вовлекать в это жителей. Здесь важно, чтобы муниципалитеты чувствовали отдачу — чем лучше потрудились, тем больше выиграли: увеличиваются доходы, становится чище территория, решаются вопросы модернизации коммунального комплекса. Понятно, что районы, где развита переработка леса, завязаны на серьезные перерабатывающие предприятия, зависят от них. Мы понимаем, что более глубокая переработка древесины даст больше добавленной стоимости, а значит, и больше рабочих мест, будем решать и эти вопросы. Людей надо как-то согревать, мы стараемся создавать условия, и это очень важная задача, чтобы они оставались, массово не уезжали. Потерять население просто, но потом возвращать его назад, зазывать к себе приходится десятилетиями. А здесь работают кадры высочайшего уровня — в угледобыче, нефтянке, лесопереработке, много научных учреждений. Развитие сельского хозяйства тоже важная задача: конечно, расстояния в республике, ее удаленность, транспортные тарифы очень сильно влияют на стоимость продуктов.

"Те, кто останется, должен понимать — поблажек не будет никому"


— Вы упомянули трудный разговор с руководством Фонда развития ЖКХ, но вы много работали в федеральных структурах — с Сергеем Собяниным, Дмитрием Козаком, Вячеславом Володиным... Будете задействовать эти связи?

— Не хочу показаться человеком, который скрывает, что имеет определенные возможности и ресурсы. Но усилия, которые я буду прикладывать, не будут зависеть от того, какие отношения сложились по прошлой работе, от знакомств. Федеральные руководители знают, что я им буду показывать объективную картину и предлагать механизмы, которые приносят конечный результат, как в части эффективного расходования федеральных ресурсов, так и регионального софинансирования. Если я доказал, объяснил, показал результаты, то зачем говорить о каких-то личных связях. Тем более знаю коллег по прошлым местам работы — поблажек не будет. Любимчиков там нет, и каких-то решений из снисхождения не будет. На такой подход я ориентирую и госслужащих в Коми.

— Вы работали на высоком посту в национальной республике — Чувашии. Есть какая-то специфика управления такими территориями?

— Это все Россия — большая, многонациональная, очень комфортная, очень родная... Да, и в Чувашии, и в Коми часть населения говорит на национальном языке, но это одна большая страна, хотя у каждого народа своя история, своя специфика. Мне всегда хорошо работалось в национальных республиках. Люди все равно видят устремленность власти на повышение качества жизни, на результат. В Коми огромное количество людей приехали для развития территории: либо вольно, либо, к сожалению, невольно — так складывалась история страны. Многие даже после тяжелых испытаний в их жизни остались патриотами этой земли. Мне приятно, что я могу сделать что-то для них.

— В республике довольно специфическая структура власти: есть глава правительства, а у главы Коми есть зам. Сохраните ее или будете менять?

— Считаю, что для управляемости региона не нужна конструкция с первым замом. Есть уже отработанная конструкция на федеральном уровне, которая себя зарекомендовала: глава государства, его администрация, правительство. Ее надо повторить и здесь. Правительство должно заниматься хозяйственными функциями, развитием экономики, но я и себя не отделяю от этих процессов — глава республики должен быть руководителем всех процессов.

— Сохранится ли в таком случае должность главы правительства? Губернаторы часто непосредственно руководят министрами...

— Руководитель правительства будет, такая должность нужна. В отсутствие главы региона его кто-то должен заменять, а кто еще так вовлечен в процессы, как не руководитель правительства? Но какие-то новые персоналии я не буду называть, это неэтично. Многие сейчас в ожидании перемен, все ждут, останутся они, не останутся... Я заверил коллег, что те, кто приложит максимум усилий в этот переходный период, продолжат работу. При этом в правительстве есть дублирующие функции, и мы будем приходить к тому, что ведомства будут выполнять свою определенную задачу. В планах и сокращение госаппарата — может, мера если и не воспринимаемая, то не воспринимаемая кем? Чиновниками, которые спокойно сидели на своих местах, отлично себя чувствовали, а потом их подвинули. Но те, кто останутся, должны понимать — поблажки нет никому. Если ты пришел во власть, то ты должен сделать все, чтобы от твоей работы территория только выиграла.

— Будете ли приглашать людей со стороны? Вы упоминали, что ряд таких назначений может произойти. Прежнюю команду упрекали в большом количестве приезжих чиновников...

— Это сложная история — я всегда понимал, как относятся к людям извне. В Чувашии старался работать с теми, кто многие годы жил там, имел серьезную квалификацию. Такой же подход буду применять и здесь. Но в Коми есть направления, которые не развивались в должной мере. Есть люди, которые мне нужны как методологи. Некоторые руководители тратят бюджет, нанимают фирмы, которые делают исследования, разрабатывают методики. Я в этом смысле жадный, и мне это помогает, я не хочу тратить деньги, особенно республиканские. Мне проще объяснить коллегам, зачем приглашен человек, который один займется конкретной темой, будет получать за это зарплату. Он создаст систему, которая будет работать,— это еще польза для территории. Методолог выстроит процесс, и система заработает. Но процесс трансформации правительства тоже небыстрый: надо все делать в рамках закона, предупредить людей. Даже с теми, с кем будем расставаться, надо поступить по-человечески.

— Конкретные фамилии методологов назовете?

— Пока не хотел бы говорить. Если я приму такое решение, то постараюсь и коллегам, и общественности объяснить, почему этот человек, которого я приглашаю, важен на этом этапе, почему без него нельзя обойтись. Ничего плохого в этом не вижу — некоторые думают, что будет тотальное засилье приезжих. Его не будет. Специалистов, действительно серьезных профессионалов, не так много, они всегда ценятся и могут найти работу с достойным уровнем оплаты. Здесь другой мотив: человек хочет реализовать задумки, которые не может реализовать в своем положении.

— Местные политики уже отнеслись к приглашениям с опаской.

— Многие по-разному трактуют слова в контексте. Здесь наболевшая ситуация, ассоциации у людей появляются разные, но я бы хотел успокоить всех: не надо никаких ассоциаций, время все расставит по своим местам, все покажет. Надо спокойно, по-деловому относиться к возложенным на тебя обязанностям, думать о том, какую пользу ты принесешь для региона, для повышения благосостояния жителей. Это моральное удовлетворение приносит, я так живу.

"Кто-то рвется в партийные ряды, а я спокоен"


— Как складываются отношения с новым спикером Госсовета Надеждой Дорофеевой?

— Я человек новый в регионе, депутаты тоже новые, и для спикера новая работа. Она человек профессиональный, активный, заточенный на результат. Мне импонирует ее позиция. Надежда Дорофеева патриотична к территории и к работе, которой она будет заниматься.

— В "Единой России" допускают, что это переходная фигура.

— У меня, честно говоря, нет такого подхода — переходная, не переходная. Человек избран депутатами на должность председателя, они имели и время, и возможность оценить ее профессиональные качества, опыт, знания, гражданскую позицию. Человек опытный: проходила кампании на муниципальном уровне, руководила образовательным учреждением. Спикер активно работает с молодежью, а кто с молодыми работает, тот в душе молодой.

— Еще до арестов в руководстве республики шли активные чистки на муниципальном уровне — под уголовные дела попадали сити-менеджеры. Сейчас к муниципалитетам есть вопросы по ЖКХ. Главы местных администраций в республике назначаются, возможно, имеет смысл вернуться к прямым выборам мэров?

— Система уже сложилась, протестных высказываний нет. Депутаты, которые участвуют в назначении сити-менеджера, представляют своих избирателей. Сити-менеджер — хозяйственник, он не должен быть ангажирован политической силой, должен заниматься работой. Депутаты, доверяя ему хозяйство, должны контролировать его по расходам, доходам. Это оправданно, менять что-то здесь нет смысла.

— Представители ЛДПР и КПРФ считают, что Госсовет нужно распустить: большинство кресел в нем заняла "Единая Россия", тогда как два человека из ее первой тройки на выборах арестованы. По их мнению, это подрывает легитимность выборов. Оправдан ли роспуск Госсовета?

— В суд никто не обращался, выборы никто не оспаривал. Это чисто политические лозунги — их авторы подогревают себя перед выборами в Госдуму. Легитимные выборы прошли, их итоги подведены, депутатский корпус сформирован. Ошибки не имеют политического окраса, они не должны связываться с партией. Люди — это люди, партийная система — это партийная система. Правоохранительные органы работают, невзирая на партийную принадлежность, на занимаемую должность. Если кто-то из другой партии попадет в такую ситуацию, надо ли говорить, что партия себя дискредитировала?

— А вы сами состоите в "Единой России"?

— Нет, но разве это лишает меня права заниматься тем, чем я занимаюсь? Так случилось в жизни, что я всегда занимался хозяйственной работой и не задумывался о вступлении в партию, хотя многие идеи "Единой России" мне близки, я поддерживаю ее цели и задачи. Я спокоен в этом плане, хотя кто-то прямо рвется в партийные ряды, но мои задачи — не политика, а решение хозяйственных вопросов.

— Но кандидатов на губернаторских выборах во всех регионах, кроме четырех, должны выдвигать партии, там нет самовыдвижения, в том числе и в Коми.

— Не обязательно, в федеральном законодательстве прописано самовыдвижение (способы выдвижения кандидатов прописываются в региональном законодательстве, но большинство заксобраний предпочло отказаться от самовыдвижения.— "Ъ"). Но если мне будет оказано доверие идти на выборы, то внимательно отнесусь и к возможному партийному выдвижению.

— Вы уже приняли решение баллотироваться?

— На территории я без году неделя, к этому надо подходить взвешенно и серьезно, хотя ждать долго не заставлю. Но нужно понять, принимает меня территория или нет, нужен ли я ей? И у меня есть время, пусть его немного, чтобы доказать, что нужен.

Андрей Перцев, Сыктывкар


  • Всего документов:
  • 1
  • 2
  • 3
Газета "Коммерсантъ" №188 от 13.10.2015, стр. 4

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы

обсуждение