• Москва, +17....+22 ясно
    • $ 64,74 USD
    • 73,09 EUR

Коротко


Подробно

Фото: Оксана Капитан / Коммерсантъ

"Орифлейму" поправили макияж

ФНС выиграла суд о трансграничных операциях компании

Верховный суд отказал в кассационной жалобе ООО "Орифлейм Косметикс" на решения нижестоящих судов, закрыв таким образом судебную тяжбу "дочки" шведского косметического концерна и Федеральной налоговой службы о схемах трансграничной оптимизации налогов через роялти. ФНС полагает, что "дело "Орифлейма"" на более чем 0,6 млрд руб., за которым следили юристы всех международных компаний, работающих в России, прецедентным не будет. Проверки ФНС летом 2015 года показали, что такие схемы в российской юрисдикции почти не используются. Кроме того, действия по "снятию корпоративной вуали" могут предприниматься лишь по решению центрального аппарата ФНС.


Вчера Верховный суд опубликовал текст определения судьи Верховного суда Татьяны Завьяловой от 14 января 2016 года по кассационной жалобе московского ООО "Орифлейм Косметикс" на решение арбитражных судов 2014-2015 годов по спору компании с управлением ФНС по Москве. Верховный суд отказался передать жалобу для рассмотрения судебной коллегии по экономическим спорам ВС. По существу спор ФНС и "Орифлейма", в котором определилась позиция ВС по вопросу об оптимизации налогообложения через подобные схемы с роялти, закрыт, причем довольно компромиссным путем. В определении ВС указано, что в данном споре компания не представила в суды сведения, доказывающие, что использование ею конкретной схемы ведения деятельности в России оправдано чем-либо, кроме желания оптимизировать налогообложение.

Напомним, "дело "Орифлейма"" возникло после того, как ООО оспорило в московском арбитраже доначисление ей ФНС в марте 2014 года по итогам проверок за 2009-2010 годы НДС на 382 млн руб. (155 млрд руб.) пени и снижения на 2 млрд руб. суммы убытка при расчете базы по налогу на прибыль ООО в этот период (суммы в 2014 году корректировались ФНС). С учетом пеней сумма доначислений превысила 0,6 млрд руб.

Арбитражный суд Москвы, рассматривая дело, в марте 2014 года пришел к выводу о том, что ООО было не самостоятельной организацией, а постоянным представительством люксембургской компании "Орифлейм Косметикс С.А." — ООО контролировалось ею через компании, зарегистрированные в Нидерландах ("Орифлейм Косметикс Б.В.") и Германии. Московское ООО действовало на основании договоров субконцессии с нидерландской компанией, согласно которым российское подразделение "Орифлейма" должно было перечислять 5% выручки как роялти за использование торгового знака, системы учета и технологии продаж. При квалификации ООО (демонстрирующего убытки) как представительства люксембургской компании (юрисдикция с достаточно льготным налогообложением) платежи по договорам коммерческой концессии и субконцессии рассматривались судами как некорректная налоговая оптимизация. Соответственно, ООО неудачно пыталось доказать, что является самостоятельным хозяйственным обществом, а не представительством.

Решения судов по спору ФНС с "Орифлеймом" вызвали оживленный интерес в юридическом сообществе. С одной стороны, схемы с роялти достаточно часто используются в практике оптимизации налоговых платежей транснациональными компаниями, и изменение практики налогового администрирования и судебной практики по этому вопросу — это крупные риски иностранных инвесторов в России. С другой стороны, в "деле "Орифлейма"" суды демонстрировали возможную практику "снятия корпоративной вуали" в России: прямая поддержка этих решений ВС в теории могла бы распространить риски тех же действий в отношении всех иностранных компаний, работающих в РФ по схемам франчайзинга со своими "дочками".

В свою очередь, решение ВС можно сформулировать так: в силу того что ООО "Орифлейм Косметикс" является дочерней структурой иностранной компании и ФНС не могла получить в рамках стандартных процедур администрирования сведения о причинах заключения именно таких концессионных договоров, предполагающих крупные лицензионные платежи, то "бремя доказывания разумных экономических причин" для заключения таких договоров лежит на самом ООО. Поскольку суды аргументы российского "Орифлейма" на этот счет не удовлетворили, то они имели право утверждать доначисления ФНС. Этим определением ВС вывел "дело "Орифлейма"" из прецедентного поля, подчеркнув, что в теории компания-налогоплательщик, работающая по такой схеме, может защитить рациональность своего поведения в суде.

Начальник правового управления ФНС Олег Овчар, комментируя решение ВС, подчеркнул, что дело, с точки зрения ФНС, даже не в том, что ООО — "дочка" иностранной компании: "перемещение центра прибыли" в Люксембург выявлено ФНС по результатам анализа налогообложения на рынке: "Орифлейм", имея в том числе и производство в России, в сравнении с оптовыми продавцами и ритейлерами показывал крайне низкие объемы налоговых платежей, причем, как показали проверки ФНС, умышленно. "Дело "Орифлейма"" в ФНС не считают прецедентным: по словам господина Овчара, летом 2015 года служба проводила проверки, целью которых было выявление такого рода схем, и судебных дел по этим проверкам не было. Олег Овчар подчеркнул, что опасения по поводу превращения "дела "Орифлейма"" в кампанию так же беспочвенны, как ожидания юристов в 2013 году по поводу изменения ст. 269 НК "Особенности учета процентов по долговым обязательствам в целях налогообложения".

Напомним, тогда ФНС приняла решение о том, что "конвертация процентов в дивиденды" по ст. 269 может приниматься налоговыми инспекциями лишь с одобрения центрального аппарата ФНС. Аналогичное решение принято письмом ФНС от 18 июня 2015 года в отношении возможного признания "дочки" представительством иностранной компании — эти решения может принимать только центральный офис ФНС. При этом собеседник "Ъ" в ФНС утверждают, что схема, использованная "Орифлеймом", крайне груба, де-факто на рынке сейчас так не работает ни одна иностранная компания.

"Орифлейм" в тяжбе с ФНС представляла Pepeliaev Group. Старшего партнера компании Андрея Никонова решение ВС удивило. Дело, по его словам, приняло неожиданный поворот, поскольку ВС, по его мнению, оставил в силе решения судов по делу "Орифлейма", усомнившись в несовершении ООО налогового нарушения, претензий по которому ФНС ей не предъявлялось (полностью комментарий господина Никонова см. на "Онлайн"). Впрочем, по его мнению, "градус опасности претензии, основанной на прецеденте "Орифлейма" по проверке 2009-2010 годов, понизился". ВС, по его мнению, пояснил, что сведения о рыночности величины такого рода платежей как лицензионные нужно предоставлять налоговой инспекции вне зависимости от наличия у службы претензий, хотя этого правила и нет в законодательстве.

Дмитрий Бутрин, Софья Окунь


  • Всего документов:
  • 1
  • 2

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение