• Москва, -3...-5 снег
    • $ 63,39 USD
    • 68,25 EUR

Коротко


Подробно

Фото: Петр Кассин / Коммерсантъ

СПЧ готовит определение в адрес Минюста

Правозащитникам не нравится новое понятие политической деятельности

Глава президентского Совета по правам человека (СПЧ) Михаил Федотов вчера заявил, что СПЧ может признать ненадлежащим исполнение Минюстом поручения президента об уточнении понятия "политическая деятельность". Официальную оценку поправкам Минюста к закону о НКО президентский совет даст 10 февраля. Эксперты не исключают, что спор будет бесконечным, потому что стороны хотят определить не столько признаки политической деятельности, сколько круг лиц, которым можно разрешить ею заниматься.


Председатель СПЧ Михаил Федотов сообщил вчера, что на ближайшем заседании 10 февраля президентский совет оценит трактовку юридического понятия "политическая деятельность", которую разработал Минюст и вывесил для общественного обсуждения на специальном правительственном портале. Глава СПЧ не против того, что Минюст предлагает признавать политическую деятельность в зависимости от ее "сферы, цели, формы", но все эти признаки, считает господин Федотова, должны "совпасть" в работе НКО.

В проекте Минюста перечислены семь видов деятельности, которые предлагается считать политическими. Помимо митингов и собраний, это еще участие в избирательных кампаниях, "распространение оценок принимаемых госорганами решений" и даже обнародование данных социологических исследований (см. "Ъ" от 23 января). "Получается, любую деятельность можно признать политической",— возмущен господин Федотов, По его словам, СПЧ отправлял в министерство свои предложения, "но, к сожалению, в значительной части они не учтены". "Если мы увидим, что никакого эффекта эти поправки не дадут, то будем говорить о том, что поручение президента Минюст не выполнил",— предупредил Михаил Федотов. Напомним, что Владимир Путин, отдавая поручение в октябре 2015 года, уточнял, что определение "не должно быть резиновым" и "под эту сурдинку" нельзя "подгонять все, что нравится представителям власти".

"Концепцию можно принять, а дальше формулировки будут откорректированы так, чтобы границы политической деятельности были точно определены и понятны всем",— заявил "Ъ" глава думского комитета по делам общественных объединений Ярослав Нилов (ЛДПР). Он напомнил, что дискуссия о сути "политической деятельности" началась после того, как в 2012 году был принят закон о НКО — иностранных агентах, которыми считаются общественные организации, ведущие политическую деятельность и имеющие зарубежные источники финансирования. В реестре иностранных агентов, который ведет Минюст, сейчас114 НКО. "А недовольны своим статусом лишь часть из них, которых и нужно проверить в "ручном режиме", чтобы выяснить, есть ли там признаки политической деятельности,— считает господин Нилов.— Если это экологи, которые защищают бабочек и птиц,— это один вопрос, а если они делают заявления об отставке министра или губернатора — это совсем другое дело".

До сих пор "ни одному "иностранному агенту" не удалось в суде доказать, что он не ведет политической деятельности", заявила "Ъ" глава ассоциации "Юристы за гражданское общество" Дарья Милославская. Из министерского реестра, по ее словам, исключались только те НКО, которые "отказались от иностранного финансирования или самоликвидировались". Госпожа Милославская подчеркивает, что НКО, недовольные своим статусом, ведут спор о сути "политической деятельности" лишь для того, чтобы избавиться от ярлыка "иностранного агента", который несет в себе "негативную коннотацию". А представителей власти именно эта коннотация и устраивает, судя по последним законодательным инициативам.

Так, Госдума уже одобрила в первом чтении законопроект правительства, который запрещает активистам из НКО--"иностранных агентов" быть общественными наблюдателями за соблюдением прав человека в пенитенциарной системе (см. "Ъ" от 20 января). Ни в правительстве, ни в Госдуме, похоже, не заметили созданной ими "юридической коллизии", отмечает госпожа Милославская: "Выходит, в стране на иностранные деньги заниматься политикой можно, а посетить тюрьму — нельзя". В силу этого она уверена, что дискуссия о "политической деятельности" в юридическом смысле "уже вошла в тупик", потому что спор идет "не о сути этой деятельности, а о том, кому разрешить ею заниматься". Спор этот, по ее прогнозу, будет бесконечным: когда тема "политической деятельности" себя исчерпает, начнется спор о том, "какой иностранный источник финансирования считать иностранным".

Виктор Хамраев


Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение