• Москва, +19....+29 дождь
    • $ 67,05 USD
    • 74,38 EUR

Коротко

Подробно

Фото: Дмитрий Лебедев / Коммерсантъ

Правила игры

по списанию долгов разбирает корреспондент арбитражной группы Андрей Райский

По общему правилу банкротство предполагает погашение долгов кредиторов, чьи требования остались неудовлетворенными из-за недостаточности имущества должника. Но кредиторы банкротов пытаются истолковать закон так, чтобы сохранить свои требования к должнику. На днях я наткнулся на дело, где банк намеренно не стал заявлять свои требования в рамках банкротства индивидуального предпринимателя (ИП), считая, что в таком случае долги перед ним списаны не будут и он сможет потребовать их с должника и после завершения конкурсного производства.

Однако и должник банка оказался не лыком шит. Банкрот сам обратился в суд, попросив зафиксировать, что он должен банку,— включить в реестр его требования. И суд это сделал. Юлия Литовцева из "Пепеляев Групп" отмечает, что это нарушение процессуальных норм, так как должник может лишь указать, что у него есть конкретные обязательства перед кредиторами, но не заявлять о включении их в реестр. Кредитор долго возмущался, что его лишили возможности взыскать деньги после банкротства, настаивая, что если он не заявил требования к должнику, то и долги не могут быть списаны. Казалось бы, судебная ошибка могла привести к тому, что долги ИП перед банком по окончании процедуры банкротства могли быть списаны против его воли. Но если норма в законе написана действительно не слишком четко, то судебная практика и, в частности, постановление пленума ВАС от 30 июня 2011 года ясно говорят об освобождении должника от всех связанных с предпринимательством обязательств независимо от того, заявлялись ли они в банкротном деле.

Иное толкование закона позволило бы кредиторам вообще пренебрегать своим правом участия в банкротстве ради сохранения права требования долга. С другой стороны, это бы вызвало ответную реакцию у должников, которым при отсутствии у них имущества было бы выгоднее самим заявлять о своих долгах в суде и списывать их против воли кредиторов. К тому же если бы такое толкование закона имело право на жизнь, оно, очевидно, касалось бы только граждан, поскольку юрлица после банкротства перестают существовать и никаких требований заявить к ним уже нельзя.

Впрочем, действующий закон все же дает некоторым кредиторам возможность сохранить свои требования и по окончании банкротных процедур. Текущие требования и обязательства, связанные с личностью кредитора, в том числе долги по алиментам или по возмещению вреда жизни и здоровью, банкроту не списываются. Если же кредитор — банк, то остается только надеяться, что должник, например, представит о себе недостоверную или ложную информацию. В таком случае суд вправе отказать в прощении долга, а кредитор сможет преследовать должника и дальше.

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение