Коротко


Подробно

Фото: Дмитрий Духанин / Коммерсантъ

На Ирину Яровую пожалуются Владимиру Путину

Протестанты готовят обращение к президенту РФ с просьбой отклонить поправки к закону о свободе совести

Протестанты, которые резко выступают против антитеррористических поправок Ирины Яровой к закону о свободе совести, планируют в ближайшее время обратиться к президенту России с просьбой наложить вето на принятый в пятницу депутатами Госдумы закон. Они считают антиконституционными поправки, которые касаются ведения миссионерской деятельности. Представители других конфессий говорят о поправках более благожелательно, чем накануне их принятия, но также рассчитывают на дополнительные уточнения.


«28-я статья Конституции России каждому гарантирует свободу совести и вероисповедания, “включая право исповедовать индивидуально или совместно с другими любую религию или не исповедовать никакой, свободно выбирать, иметь и распространять религиозные и иные убеждения и действовать в соответствии с ними”,— напомнил первый заместитель начальствующего епископа, управделами Российского объединенного союза христиан веры евангельской (пятидесятников) епископ Константин Бендас.— Принятый Госдумой в пятницу закон противоречит данной норме, принуждая человека либо скрывать свои религиозные убеждения, либо носить с собой разрешительный документ, подтверждающий его принадлежность к религиозному объединению и дающий право проповедовать. Это своего рода новое религиозное крепостное право». «Пункт 3 статьи 24, которым депутаты дополнили закон “О свободе совести”, не допускает “миссионерской деятельности в жилых помещениях, за исключением случаев, предусмотренных частью 2 статьи 16 настоящего закона”,— рассказал господин Бендас.— Часть 2 говорит о зданиях, строениях, помещениях и земельных участках, которые либо находятся в собственности у религиозных организаций, либо принадлежат им на ином имущественном праве. А что делать религиозным группам? Они не являются юридическим лицом и соответственно не могут быть собственником или арендатором помещения. Они как раз для богослужений используют жилые помещения, принадлежащие участникам группы. Теперь это запрещено. А мне как физическому лицу теперь в своей собственной квартире для того, чтобы за чаем с гостем разговаривать на религиозные темы, придется заключать договор аренды с религиозной организацией? То есть отныне государство диктует мне, о чем можно говорить на собственной кухне, а о чем нельзя».

Консультативный совет глав протестантских церквей России еще накануне принятия Госдумой поправок Яровой направил специальное обращение в адрес президента РФ. В нем протестанты попросили президента «от имени тысяч протестантских евангельских церквей России не допустить принятие данного репрессивного и антиконституционного закона».

Напомним, в пятницу депутаты Госдумы приняли во втором и третьем чтениях пакет антитеррористических поправок, часть из которых касается ведения миссионерской деятельности. «Предлагаемые поправки сами по себе являются экстремистскими,— заявил накануне их принятия начальствующий епископ РОСХВЕ Сергей Ряховский.— Вводится жесточайшая цензура под угрозой крупных денежных штрафов на любые разговоры на религиозные темы (именуемые “миссионерская деятельность”) за пределами конфессиональных зданий и без специального разрешительного документа. Подобных запретов не содержало даже большевистское богоборческое законодательство образца 1929 года».

Перед окончательным принятием законопроекта в части, касающейся миссионерской деятельности, депутаты внесли смягчающие закон правки. «Новая редакция поправок к закону “О свободе совести и о религиозных объединениях”, которая была принята депутатами Госдумы, существенно доработана и улучшена,— заявила “Ъ” руководитель юридической службы Московской патриархии игумения Ксения (Чернега).— Поменялось определение миссионерской деятельности: теперь она представляет уже не любую форму распространения веры, а только форму, которая имеет своею целью вовлечение граждан в религиозное объединение. Кроме того, было уточнено, что понимается под словом “миссионер”». По ее словам, принятые поправки в части миссионерской деятельности РПЦ устраивают, и она их поддерживает. «Если новый закон будет ограничивать миссионерскую деятельность РПЦ, мы будем инициировать поправки,— пояснила игумения.— Но, по нашему мнению, данный закон будет применяться в отношении нетрадиционных религиозных объединений».

«Настораживает тайная манипуляция с поправками,— заявил “Ъ” руководитель Центра по изучению проблем религии и общества института Европы РАН, президент Гильдии экспертов по религии и праву Роман Лункин.— Ситуация схожа с той, когда принимался закон о свободе совести в 1997 году: тогда сначала обсуждался один законопроект, затем другой, а в результате был принят текст, отличающийся от обоих вариантов». По мнению господина Лункина, экстренная разработка закона и его поспешное принятие вызваны ожидаемой критикой этого документа: «Методы принятия этих поправок похожи на методы спецслужб, которым, судя по всему, и выгоден этот документ». По его мнению, у протестантов есть минимальный шанс, что президент РФ наложит вето на документ: «Но, скорее всего, все останется как есть, так как эти поправки принимались пакетом, вместе с рядом других новелл, касающихся безопасности».

Представители других конфессий отзываются о принятом законе мягче, чем накануне его принятия, но также надеются на дополнительные уточнения. Так, Совет муфтиев России (СМР), который ранее критически отзывался о поправках, смягчил свою позицию. На официальном сайте СМР говорится, что «ведущие мусульманские организации России во всей своей деятельности поддерживают руководство страны в борьбе с любыми радикальными настроениями, против терроризма и экстремизма. Внесение поправок в закон «О свободе совести и о религиозных объединениях», в который предлагается добавить главу о миссионерской деятельности, вызвано необходимостью упрочения позиций в противостоянии любым деструктивным проявлениям». При этом руководство СМР предостерегает, что в условиях нехватки мечетей «традиционные собрания могут уйти в подполье». «Законопроект, направленный на ограничение и формализацию миссионерской деятельности нетрадиционных религиозных организаций, может задеть и интересы официально зарегистрированных представителей традиционных религий»,— говорится также в заявлении СМР.

«Мы считаем, что для принятия таких законов к обсуждению должны привлекаться представители всех конфессий, так как нововведения могут отразиться на необходимой повседневной деятельности религиозных организаций не лучшим образом»,— заявил “Ъ” председатель Конгресса еврейских религиозных организаций и объединений в России раввин Шимон Левин. По его словам, «на сегодняшний день уровень развития религиозных организаций в России является примером для многих стран». «Можно лишь выразить надежду, что принятый закон будет сопровождаться соответствующими уточнениями и комментариями, которые будут способствовать благоприятному существованию и функционированию религиозных организаций»,— сказал раввин.

Павел Коробов


Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение