Коротко


Подробно

Фото: Александр Миридонов / Коммерсантъ

С точки зрения вещности

"Гиперсвязи" в Московском музее современного искусства

Выставка современное искусство

Португальский куратор Жуан Лайя составил второй стратегический проект Московской биеннале молодого искусства из модных работ в стиле "постинтернет". Рассказывает ВАЛЕНТИН ДЬЯКОНОВ.


Из всех проектов молодежной биеннале, включая основной, выставка "Гиперсвязи" выглядит наиболее современно. На других экспозициях кажется, что в искусстве за последние лет тридцать ничего не изменилось, но это не так. Можно, конечно, отключить вайфай, забиться в угол и делать вид, что все по-старому, но "Гиперсвязи" лишают зрителей и художников такой опции. В мире, где можно заниматься генной инженерией на кухне, монтировать блокбастеры на ноутбуке с игровым процессором и печатать огнестрел на трехмерном принтере, индивидуальные усилия художника и уникальность произведений искусства находятся под большим вопросом. Об этом, собственно, и выставка, в которой участвуют представители международного движения "постинтернет".

Как у любого стиля, у "постинтернета" есть узнаваемые особенности. Если в зале стоят дешевые растения в горшках и проигрывается видео с бессвязными на первый взгляд фрагментами роликов из интернета, это оно. Растения, кстати, момент принципиальный. С одной стороны, они создают атмосферу учреждения средней руки, отделения банка или приемной врача. С другой — подчеркнутая фальшь этой природы на службе базового уюта выглядит издевательством над аурой неповторимости и оригинальности, которую культивируют художественные институции. Авторов "постинтернета" с самого начала критикуют за цинизм — они, мол, играют с капитализмом и маркетингом в поддавки и предают возвышенную миссию художника, заключающуюся в том, чтобы делать непрозрачные для банальных товарно-денежных отношений артефакты. В то время как большинство выставок современного искусства выглядят армейской перекличкой на непонятном языке, "Гиперсвязи" совершенно отчетливо про то, что с нами происходит. Вот, например, видео дублинца Юрия Паттисона "1014". В комнате гонконгского отеля The Mira под этим номером знаменитый невозвращенец (и кстати, предатель, по мнению многих американцев) Эдвард Сноуден встречался с журналистами The Guardian и передавал им жесткие диски с компроматом на родные спецслужбы. Работа Паттисона снабжена титрами-цитатами из сетевых обсуждений господина Сноудена. Завораживающий полет камеры по анонимным и чистым интерьерам отеля наводит на мысли о том, будут ли через сто лет существовать такие организации, как музей-квартира, и что в них покажут. Эсэмэски? Страницу в соцсети?

Инсталляция англичанина Сесиля Б. Эванса "Гиперссылки, или Этого не произошло" посвящена актуальным проблемам человеческой неповторимости. Главный герой видео — трехмерная версия погибшего от передозировки актера Филипа Сеймура Хоффмана, которую автор заставляет петь, материться и разражаться экзистенциальными монологами на фоне обрывков японских мультфильмов и роликов с YouTube. Сложные скульптуры польки Изы Тарасевич чем-то напоминают спирали ДНК: кажется, присмотришься и разгадаешь, что же они изображают. В "Гиперсвязях" вообще нет четко определенных вещей, объектов, тут все построено на процессах. И ключевой работой становится видео ирландца Патрика Хафа "Интервью с предметами", в котором хранитель Британского музея, психоаналитик и два реквизитора — уморительно симпатичные близняшки бальзаковского возраста — рассказывают о бутафорских копиях египетских артефактов, использовавшихся в кинодекорациях. Для сотрудника музея это просто фальшивки, фрейдист интерпретирует сексуальность как положено, реквизиторы радостно делятся воспоминаниями о том, где что стояло в кадре. Получается, что объект остается объектом, богатым смыслом и историей, вне зависимости от того, настоящее ли он искусство или нет. Главное — связи, а вещи к ним приложатся.

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение