Коротко


Подробно

Фото: Alice Blangero

Беспробудная красавица

Ольга Смирнова и Семен Чудин в балете Жан-Кристофа Майо

В новогодние праздники на сцене Форума Гримальди Балет Монте-Карло представил "La Belle" — спектакль Жан-Кристофа Майо на музыку Чайковского по мотивам сказки Шарля Перро, возобновленный им в новых декорациях и с новыми артистами. В главных ролях выступили премьеры Большого театра Ольга Смирнова и Семен Чудин. Из Монте-Карло — ТАТЬЯНА КУЗНЕЦОВА.


Возобновление балет


Свою недетскую "Красавицу" Жан-Кристоф Майо поставил ровно 15 лет назад, и, кроме изрядно порезанной музыки Чайковского, она не имела никакого отношения к балетному первоисточнику — благостной классической феерии Мариуса Петипа. Худрук Балета Монте-Карло предпочел первоисточник литературный — сказку Шарля Перро, которая, как не всем известно, свадьбой Красавицы с прекрасным освободителем отнюдь не заканчивается. У Перро принц два года таил от матери-людоедки свою избранницу, и не зря: едва он унаследовал королевство и по долгу службы отправился на войну, как ревнивая свекровь тут же вознамерилась сожрать и невестку, и двух внуков в самом буквальном смысле. И только человеколюбие обманувшего людоедку повара и своевременное возвращение молодого короля спасли Красавицу от кухонного вертела.

Вытащив на поверхность сюжета психоаналитическую подоплеку сказки, Жан-Кристоф Майо подкрепил свою трактовку предельно внятной режиссурой и обилием очевидных символов-аксессуаров. Безвольный отец принца заключен в железную мантию — клетку власти. Его трансгендерная супруга Карабос (в облике мужчины она проникнет в ряды женихов юной принцессы и спровоцирует в них разрушительную животную страсть) вместо веретена носит перчатки с длинными когтями. Не знающая жизни Красавица заключена в исполинский прозрачный шар иллюзий и девичьей невинности. Этот защитный кокон прорывают женихи, озверевшие от вожделения, так что вместо сказочного сна принцесса впадает в длительную депрессию. Из оцепенения она выйдет сама, едва увидит принца-идеалиста: их гигантское адажио, начинающееся затяжным поцелуем, которым своего избранника одаривает сама Красавица,— подробнейшая и детальная история пробуждения в девочке чувственности. Финальное сражение двух сильных женщин за любимого мужчину тоже закончится поцелуем: юная жена вопьется губами в свекровь, и злодейка погибнет, не имея защиты от ярости любви. Понятно, что для столь драматичного сюжета балетная партитура Чайковского годилась не целиком: в третьем, самом драматичном акте Майо использовал музыку его увертюры-фантазии "Ромео и Джульетта".

Психоаналитическая "Красавица" имела счастливую, но относительно недолгую сценическую жизнь: Бернис Коппьетерс, первая и бессменная красавица балетного королевства Жан-Кристофа Майо, протанцевала этот тяжелейший — эмоционально и физически — спектакль чуть больше пяти лет, а в позапрошлом году и вовсе завершила карьеру. Свою новую Красавицу хореограф отыскал в Большом театре, где в 2014 году ставил балет "Укрощение строптивой". Взяв на роль очаровательной стервочки Бьянки Ольгу Смирнову — лирическую балерину чистейшей петербургской выучки, как раз в том сезоне дебютировавшую в роли Авроры в классической "Спящей красавице",— хореограф Майо возжелал пробудить ее от академической спячки. В 2015 году он пригласил московскую приму с премьером Артемом Овчаренко в свой балет "Щелкунчик-труппа", а в 2016-м вдохновлялся ее ангельским обликом, восстанавливая "La Belle" с новыми костюмами Жерома Каплана и добавляя пуантную технику в танцы кордебалета.

Принцем Ольги Смирновой стал ее партнер по "Укрощению строптивой" московский премьер Семен Чудин, артист с безупречной классической техникой, пластичным чувствительным телом и трогательно-детским выражением лица, как нельзя более подходящим для инфантильного героя "La Belle". Москвичи, занятые в репертуарных спектаклях Большого, репетировали с Балетом Монте-Карло урывками, в общей сложности немногим более месяца, и, учитывая своеобразие языка Жан-Кристофа Майо, достигнутые ими результаты можно считать творческим прорывом. Его "нарративная" хореография не нуждается в особой технической виртуозности, зато требует предельной точности и актерской реактивности, ибо каждое мельчайшее движение здесь имеет конкретный повествовательный смысл, аналогичный реплике в драмтеатре. Семен Чудин под контролем Криса Руландта, первого исполнителя роли, освоился в спектакле как родной: от "аборигенов" его отличало разве что особое щегольство немногих чисто классических па — двойных ассамбле, перекидных жете, больших и простых пируэтов.

Ольге Смирновой сливаться с "народом" необходимости не было: исключительность ее героини подчеркнута всем строем спектакля. Московская балерина с ее безукоризненной классической выучкой, чистейшей графикой телесных линий и несколько отрешенным выражением прекрасного лица казалась идеальной Красавицей. Однако неземной идеал так и не превратился в живую женщину. А ведь на этом преображении строится хореография всего второго акта. То самое — "поцелуйное" — адажио с принцем лишь на треть состоит из конкретных па: обводок, поддержек, больших и малых поз. Промежутки между ними заполнены всякими интимностями: долгими взглядами, осторожными и нежными прикосновениями, вызывающими волну желания, постепенным избавлением от застенчивой робости и — в финале — недвусмысленно приглашающим раздвиганием ног. Подобной откровенности Ольга себе не позволила. Ее Красавица, несомненно, любила принца, но непорочно: как нежная подруга, как родная сестра. И от этой ее телесной сдержанности любовное адажио размером с целый акт распалось на разрозненные комбинации — слишком редкие, чтобы паузы между ними не зияли хореографической пустотой.

В третьем акте, где неистовая Карабос сражается с Красавицей за любимого сына, Ольга Смирнова достойного сопротивления ей не оказала — премьер Балета Монте-Карло Стефан Бургон, весьма индифферентный в партиях героев-любовников, в непривычной роли злодейки проявил недюжинный темперамент. Однако влюбленный Принц Семена Чудина нежданно дал достойный отпор матери, и жертвенная стойкость Ольги Смирновой гладко вписалась в изменившуюся трактовку финала балета. Хореограф Майо, похоже, даже рад такому повороту дела: дебютом гостей он остался доволен. Так что, когда осенью наступившего года "La Belle" приедет на гастроли в Москву, главные роли в своем спектакле он наверняка доверит московским красавцам — Ольге Смирновой и Семену Чудину.

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение