Коротко


Подробно

Фото: ПAO «Уралкалий»

Утечку данных ищут в Google

Brunswick Rail судится с топ-менеджерами за раскрытие тайн

Против бывших топ-менеджеров Brunswick Rail, в том числе экс-гендиректора Пола Остлинга, также входящего в совет директоров "Уралкалия", поданы иски об утечке конфиденциальной информации. По мнению Brunswick Rail, менеджеры ослабили ее позицию в переговорах о реструктуризации долга. Суд в Калифорнии уже выдал ордер, запрещающий уничтожение содержимого их внешних почтовых ящиков в Google и Rackspace.


Как стало известно "Ъ", в конце прошлой недели окружной суд Северного округа штата Калифорния выдал предписание, запрещающее почтовым хостингам Google и Rackspace уничтожать содержимое внешних электронных ящиков двух экс-менеджеров группы Brunswick Rail — Ричарда Султанова и Пола Остлинга. Ричард Султанов до 12 декабря занимал пост директора по стратегическому маркетингу, развитию и коммуникациям Brunswick Rail. Пол Остлинг с сентября 2015 года по 13 ноября 2016 года был гендиректором и членом совета директоров. Он хорошо известен в России: входил в совет директоров МТС, сейчас — в совете директоров "Уралкалия".

Предписание выдано в рамках иска двух компаний группы Brunswick о нарушении ответчиками порядка обращения с конфиденциальной информацией в ноябре-декабре 2016 года. Они якобы "уже раскрыли и планируют продолжать раскрывать коммерческие тайны кредиторам с целью ухудшить переговорную позицию Brunswick" при обсуждении реструктуризации долга. Из иска также следует, что компания с мая 2016 года судится с экс-гендиректором Алексом Гениным.

Brunswick Rail занимается операционным лизингом вагонов, парк составляет порядка 25,8 тыс. единиц. Основатели группы, Герард де Гир и Мартин Андерссон, владеют 24,4% акций, крупные пакеты — у Macquarie Renaissance Infrastructure Fund, IFC, Sumitomo Corporation и других. Чистая прибыль по МСФО за январь--сентябрь — $77,9 млн. С января 2016 года компания ведет переговоры с комитетом кредиторов о реструктуризации евробондов на $600 млн со сроком погашения в ноябре 2017 года и ставкой 6,5%.

Согласно тексту иска, в середине ноября в компании обратили внимание на необоснованно конспиративное поведение господина Султанова — он часто покидал рабочее место, поднимался на этаж выше и совершал звонки по телефону, работал в выходные. Примерно тогда же топ-менеджер стал подчеркнуто активно интересоваться ходом переговоров о реструктуризации долга, "хотя это не входило в его сферу деятельности". Вскрыв рабочий почтовый ящик, представители компании обнаружили, что господин Султанов посылал сам себе на внешнюю почту конфиденциальную документацию, а также поддерживал контакты с уже покинувшим Brunswick Rail Полом Остлингом и представителем одного из кредиторов, хотя это было запрещено. По утверждению Brunswick Rail, господин Султанов также отказывается сдать корпоративный лаптоп и мобильный телефон. Тем временем Пол Остлинг, утверждает компания, уже уйдя со службы, продолжал получать конфиденциальную документацию от своего бывшего секретаря.

Компания требует запретить уничтожение содержимого внешних ящиков, санкционировать сбор доказательств, заставить через суд господина Султанова выдать лаптоп и сотовый телефон, запретить ответчикам распространять конфиденциальную информацию и так далее. Суд согласился с частью доводов, ответчиков он выслушает 20 января. До этого господину Султанову запрещается вносить изменения в информацию на корпоративном мобильном телефоне и лаптопе — он должен принести их в немодифицированном виде в суд. Ответчикам также нельзя как-либо нарушать соглашения о конфиденциальности и передавать конфиденциальную информацию третьим лицам.

В Brunswick вчера ситуацию не комментировали. Пол Остлинг сообщил "Ъ", что иск подан без уведомления ответчиков и у них не было возможности отреагировать на обвинения. "Ни я, ни господин Султанов не получили материалы дела",— утверждает господин Остлинг. Он назвал обвинения "несусветными" и заверил, что они с господином Султановым будут отстаивать свою правоту. Партнер юрфирмы ЮСТ Александр Боломатов говорит, что если в России не удается справляться с утечкой конфиденциальной информации, то в зарубежных судах такая практика, как получение запрета внешнему лицу на удаление информации, встречается постоянно. По его словам, то, что менеджеры больше не являются сотрудниками компании, не препятствует их преследованию за разглашение, так как зачастую в трудовом договоре топ-менеджеров есть условия, запрещающие распространение конфиденциальной информации, которые сохраняют действие и по его истечении.

Наталья Скорлыгина, Денис Скоробогатько


Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение