Коротко


Подробно

Просит бури

Наталья Радулова — о жажде острых ощущений

Зачем она напрашивается


"Барышням нравятся хулиганы" — эту мужскую теорию я долго отказывалась понимать. Какие, к чертям, хулиганы! Барышням, думала я, нравятся надежные, добрые мужчины, с которыми можно спокойно строить дом, растить детей и играть в "камень, ножницы, бумага", чтобы выяснить, кто в этот раз моет посуду. А грубые, жесткие парни, те самые, с которыми мама просила не связываться, хороши только как герои передачи Малахова. Кому, какой женщине в здравом уме может понравиться плохой человек?

Маришке! Маришке из Питера, знакомой моей знакомой, подавай плохишей. Это я сейчас понимаю, а раньше мы думали, что ей просто не везет. Ну вышла девчонка по молодости за какого-то урода, бывает. Смутно помню истории маришкиных переездов, ее слезы в Skype, когда она жаловалась нашей общей подруге: "Его не волнует, что я беременна, он просто вытолкал меня за дверь!" Муж ее выгонял, водил в дом девиц, а несчастная Маришка просилась обратно, плакала, унижалась. Потом он погиб в аварии, этот безобразник, и Маришка стала официальной жертвой: вдова с маленьким ребенком — ну как не посочувствовать? Ей и сочувствовали, бывший одноклассник, сын главврача, с цветами приходил свататься, родители знакомили ее с "хорошими мальчиками", доцент там какой-то руку и сердце предлагал. "Не нравятся они мне,— отмахивалась Маришка,— слюнтяи бесхарактерные, фу".

Нашла с характером — водилу из маленького украинского городка, бритого, угрюмого, чуть ли не бывшего зэка. В видеочате, где они познакомились, он над Маришкой сразу стал посмеиваться: "Два высших у тебя, детка, а ума нет", "Маришкин нос в профиль на сапог похож, правда? А ну повернись, дорогая". Это я тоже помню, как мы недоумевали, зачем интеллигентной питерской девочке это хамло.

Но Маришка взяла ребенка и потащилась к хамлу через две границы. Причем он ее не приглашал, воскликнул лишь однажды в привате: "Эх, увидеть бы тебя в реальности!", и она тут же стала паковать вещи. Сюрприз получился так себе: новый возлюбленный ее хоть и принял, даже устроил праздничный ужин, купив на ее деньги сардельки и пиво, но каждый вечер уходил гулять с друзьями и, кажется, спал с бывшей женой. Маришка слала нам подробные отчеты, снова рыдала, страдала, но домой не торопилась. И тогда я впервые подумала: может, ей именно это и нужно? Может, когда ее игнорируют, оскорбляют, унижают, только тогда ей и хорошо? А когда по-человечески — плохо?

Теперь я их всюду вижу — женщин, которые, как тот лермонтовский корабль, мятежные, просят бури. Соседка моих родителей все время влюбляется в не тех парней — с 16 лет, сколько ее помню. Дальняя родственница, которой уже два раза ломали нос, признается: "Не могу с положительными кавалерами встречаться, скучно. Мне эмоции нужны". И обычные мужчины, не злодеи, если они хотят быть с такими девушками, вынуждены участвовать в этой их адской игре. Мой приятель специально, как он говорит, "изображает скота", чтобы гражданская жена не ушла: "С ней если по-нормальному, то она сразу перестает тебя уважать. Клянусь! От ласки и заботы она мрачнеет, ходит недовольная, злится, потом начинает буквально провоцировать скандал. Напрашивается! А как я наору на нее, пошлю куда подальше — тут же успокаивается, подлизывается, ластится, ходит довольная несколько дней, пока я ее отпихиваю: "Отстань". Но чуть я расслаблюсь и перестану грубить — снова здорово! Снова моя драгоценная раздражена, снова ей все не так. Ну что делать? Что делать, а?"

Наталья Радулова


Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы

Социальные сети

все проекты

обсуждение