Коротко


Подробно

Фото: Алексей Высоцкий / Коммерсантъ

В КС нашлось особое мнение о конфискации

Судья Казанцев считает неконституционным лишение собственности без приговора

Судья Конституционного суда (КС) Сергей Казанцев заявил о несогласии с выводами КС, допустившего возможность конфискации у обвиняемого имущества при прекращении уголовного дела. В особом мнении по делу о конфискованной Верховным судом без приговора картине Карла Брюллова "Христос во гробе" говорится, что такой подход противоречит принципу презумпции невиновности, а Уголовно-процессуальный кодекс (УПК) содержит "очевидно абсурдные" и неконституционные нормы.


КС опубликовал особое мнение судьи Казанцева по жалобе коллекционера из Германии Александра Певзнера на нормы УПК, послужившие основанием для конфискации у него картины Карла Брюллова стоимостью не менее $300 тыс. Культурная ценность была изъята Верховным судом (ВС) как вещественное доказательство по делу о контрабанде спустя три года после его прекращения по сроку давности и более чем через год после вступившего в силу решения о возврате картины владельцам. КС постановил, что конфискация "орудия преступления", признанного таковым без приговора (п. 1. ч. 3. ст. 81 УПК), возможна лишь при согласии обвиняемого на прекращение дела с такими последствиями, и в пределах годичного срока, предусмотренного ст. 401.6 УПК для ухудшения в кассации положения обвиняемого. Признав права заявителя нарушенными, КС потребовал пересмотреть дело в соответствии с его новым толкованием норм УПК (см. "Ъ" от 9 и 16 марта).

Судья Казанцев, однако, считает, что обе нормы следовало признать не соответствующими Конституции. Согласие обвиняемого на прекращение уголовного дела не означает, что он "фактически признает законность и обоснованность выдвинутого против него подозрения или обвинения, принятых процессуальных решений, примененного принуждения, свою причастность к преступлению и свою вину в его совершении, а также отказывается от принадлежащего ему имущества", уверен судья КС. По его мнению, "за пределами срока давности уголовного преследования не только не может быть назначено наказание, но и не могут применяться иные уголовно-правовые меры", в том числе конфискация, которая была отнесена в законодательстве к таким мерам лишь в 2003 году. Закрепляя условия конфискации, законодатель "обязан исключить возможность необоснованного, несоразмерного и произвольного ограничения права собственности лица, привлеченного к уголовной ответственности", считает судья. Но ст. 81 УПК об определении судьбы вещественных доказательств не может подменять нормы Уголовного и Гражданского кодексов, допускающих конфискацию лишь по решению суда, говорится в особом мнении.

Конфискация орудия преступления за пределами срока давности нарушает принцип презумпции невиновности и конституционные права граждан, считает судья Казанцев в отличие от КС, в решении которого о презумпции невиновности не говорится. По мнению судьи, лицо, в отношении которого прекращено уголовное преследование, виновным в преступлении не признано "и не может быть названо таковым". Поэтому признание имущества орудием преступления и его конфискация должны осуществляться только судом посредством приговора. Судья также подчеркнул "очевидную абсурдность" буквального смысла ст. 81 УПК, по которому орудия преступления, принадлежащие обвиняемому, подлежат конфискации при наличии даже реабилитирующих (отсутствие состава преступления или непричастность к нему) оснований для прекращения дела. Судья Казанцев считает, что конфискацию без приговора следовало запретить, что не препятствует потерпевшим добиваться возмещения ущерба и причиненного вреда в рамках гражданского судопроизводства.

Не согласен судья Казанцев и с недостаточно жесткой, по его мнению, оценкой КС ст. 401.6 УПК. Принадлежащее обвиняемому орудие преступления "представляет собой имущественный ресурс, и порой весьма ценный", его конфискация после вступления в силу решения о возврате владельцу ухудшает его положение, подтверждает судья выводы КС. Но у ВС противоположный подход, "который был полностью поддержан в КС всеми представителями стороны, принявшей и подписавшей оспариваемый закон", обращает внимание судья Казанцев. Такую практику применения спорной нормы следовало признать неконституционной, говорится в особом мнении.

Александр Певзнер заявил "Ъ", что его мнение полностью совпадает с позицией судьи Казанцева, который указал "на коллективное заблуждение представителей государства". По его словам, решение КС "открывает ящик Пандоры", по сути позволяя без суда лишать собственности подозреваемых и обвиняемых.

Анна Пушкарская, Санкт-Петербург


рекомендуем

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение