Коротко


Подробно

Фото: Kamran Jebreili / AP

С оптическим прицелом на музеи

Завершилась ярмарка Art Dubai 2017

В Дубае прошла одиннадцатая ярмарка Art Dubai: 94 галереи из 43 стран мира представили современное и модернистское искусство с акцентом на регионе MENASA (Ближний Восток, Северная Африка, Южная Азия). Крупнейшая художественная ярмарка исламского мира давно претендует на то, чтобы распространить свое влияние за пределы Азии и Магриба. Из Дубая — АННА ТОЛСТОВА.


Художественное руководство Art Dubai сменилось: теперь ярмарку курируют эмиратская журналистка и критик Мирна Аяд и испанский арт-менеджер Пабло дель Валь, а предыдущий директор, Антония Карвер, возглавила фонд Джамиль (Art Jameel), ранее более всего известный партнерством с Музеем Виктории и Альберта. Джамиль оплатил реконструкцию галереи исламского искусства в «Виктории и Альберте» и вместе с музеем учредил премию для современных исламских художников (выставку лауреатов «Премии Джамиль» три года назад показывали в Москве). В дни ярмарки фонд Джамиль анонсировал открытие собственного культурного центра в Дубае, ожидающееся зимой 2018 года, и совместную программу с Метрополитен: фонд будет финансировать закупку произведений модернистского и современного искусства Ближнего Востока, отобранных кураторами Met. Вполне возможно, что отобранных и на Art Dubai.

Пока же Джамиль открыл выставочное пространство в галерейном кластере Альсеркаль — там показывают очередную антиизраильскую видеоинсталляцию прошлогодних лауреатов Abraaj Group Art Prize, палестинцев Баселя Аббаса и Руанни Абу-Рахми. В этом году самая престижная в регионе премия Абраадж ($100 тыс.), объявляющая победителя в первый день Art Dubai, была присуждена бангладешской постминималистке лондонской выучки Ране Бегум, но не приходится сомневаться, что и остальных трех художниц из шорт-листа, особенно прекрасную египетскую видеоартистку Доа Али, ждет карьерный взлет. Во всяком случае, один из прошлых лауреатов премии Абраадж, египтянин Басим Магди, за считанные годы сделался ярчайшей биеннально-музейной звездой. Декоративно-дизайнерские работы Раны Бегум продавала на ярмарке ведущая галерея Дубая The Third Line. Неудивительно, что при горячей институциональной поддержке с разных сторон Art Dubai продолжает процветать.

Галерей на ярмарке по-прежнему было чуть более девяноста, но их них 27 — новички. Мирна Аяд подчеркивает, что в специальных программах Art Dubai теперь преобладает перформанс, а среди финалистов премии Абраадж — исключительно женщины.

Либерализма и правда год от года становится больше — на этот раз дошло до почти что обнаженной натуры.

Дубайско-нью-йоркская галерея Лейлы Хеллер, обладательницы самого большого пространства в Альсеркале, где в дни ярмарки выставлялись Тони Крэгг, Билл Виола и Рашид Рана, показывала огромные мраморные фигуры полуобнаженных пленников выпускника Голдсмита иранца Резы Арамеша, отсылающие к «Рабам» Микеланджело и фотографиям из Абу-Грейб. Мирна Аяд и Педро дель Валь гордятся тем, что увеличилось чисто стендов с кураторскими выставками, как, например, у тегеранской Dastan’s Basement, превратившей свой отсек в подобие мастерской художника, где среди артистической свалки живописи, рисунка и скульптуры иранских мастеров можно было разглядеть тиражную графику Сая Твомбли и Роберта Раушенберга.

Количеством галерей из Ирана (их целых семь) тоже гордятся: Дубай в целом и Art Dubai в частности преподносят себя как территорию свободы и диалога культур, на пресс-конференции подчеркнули, что в ответ на трамповский запрет въезда в США для граждан ряда мусульманских стран Эмираты радикально упростили для всех визовые процедуры, а на ярмарке саудиты мирно общались с иранцами. Саудовских галерей, однако, было всего две, причем ATHR, ведущая галерея Джидды, привезла историко-ностальгические объекты Ахмеда Матера (€12 тыс.) — параллельно проходила его большая выставка в Альсеркале.

Впрочем, главным событием приуроченной к Art Dubai «недели искусств» стало открытие Concrete — выставочного пространства, перестроенного Ремом Колхасом из старого склада в изысканный зал-трансформер. Это первая работа бюро OMA в Аравии. Колхасовский Concrete открылся превосходной выставкой «Сирия: к свету» из коллекции фонда Атасси (Atassi Foundation), которая представляет собой политико-эстетический манифест против игиловского вандализма, составленный из изображений человека в античном, христианском, исламском и модернистском искусстве Сирии.

Благодаря Пабло дель Валю на ярмарке стало больше галерей из Латинской Америки, самая интересная из которых — Vermelho из Сан-Пауло — продавала фотоинсталляцию молодого и успешного в фестивальном плане бразильского художника Жонатаса де Андраде, призывающую к партизанскому отъему бесхозной земли у государства (€35 тыс.). С этой работой Жонатас де Андраде, кстати, участвовал в прошлой Уральской индустриальной биеннале, а теперь показывает на биеннале в Шардже, открывшейся за несколько дней до Art Dubai, великолепное видео. Случайных вещей на ярмарке практически нет, все встроено в плотную институциональную сеть, узлами в которой служат галереи, премии, биеннале, частные коллекции и музеи, а кураторов и музейное руководство со всего мира регулярно привозят на ярмарку и на сопутствующий ей Global Art Forum, международную конференцию по искусству региона.

Миллионные ценники, как у нью-йоркской галереи Марианны Боэски, выставлявшей «серую» картину Фрэнка Стеллы за $6,5 млн, на Art Dubai редки. Кураторский подход к ярмарке на сей раз ощущается сильнее, и эту биеннально-музейную ориентацию лучше всего удается поддерживать западным галереям вроде гамбургско-бейрутской Sfeir-Semler с ее подлинно фестивальным ассортиментом (египтянин Ваэль Шауки, ливанцы Валид Раад, Гайк Айвазян, Мунира ас-Сольх и Этель Аднан, марокканка Ито Баррада). В итальянской, но с филиалами во Франции, Китае и на Кубе Galleria Continua можно было заказать инсталляцию француза алжирского происхождения Кадера Аттиа с прошлогодней выставки премии Марселя Дюшана, лауреатом которой он и стал, или же купить вещи, связанные с его проектом для прошлой Documenta (€110 тыс.). Парижско-нью-йоркская Galerie Lelong тоже продавала экспонаты с прошлогодней премии Марселя Дюшана: вазы (€55 тыс.) и картины (€44–55 тыс.) камерунца Бартелеми Тогу, вошедшего в четверку номинантов. И настоящим музейным залом выглядел стенд Marlborough Gallery (изначально лондонской, а ныне с филиалами в Нью-Йорке, Барселоне и Мадриде), украшенный фантастической скульптурой архитектора Сантьяго Калатаравы из дуба, бронзы и каррарского мрамора (€110–480 тыс.). Многое из этого выставлялось пять лет назад в Эрмитаже.

Русских галерей на Art Dubai по-прежнему почти четыре. «Почти» относится к антверпенской, но с русскими корнями NK Gallery, работающей с художниками из России. NK с постапокалиптическими гризайлями Кирилла Чёлушкина (€16–17 тыс.) вместе с московской галереей Екатерины Ираги, выставлявшей живопись и видеоживописную инсталляцию (€15 тыс.) Петра Кирюши, вновь поделили один стенд. Ветеран ярмарки, галерея Марины Печерской, привезла новые фотографии Данилы Ткаченко (€5 тыс.), скульптуры (€4,5–9 тыс.) и вышивки (€4–6,5 тыс.) Евгения Антуфьева — молодых художников с солидным премиально-биеннальным послужным списком. Правда, Pechersky Gallery не повезло оказаться напротив стенда лондонско-дубайской Waddington Custot, лихо распродававшей работы все еще модных, хоть уже и не молодых британцев Марка Куинна и Йена Давенпорта. Но, пожалуй, точнее всего угадала вкусы аравийских коллекционеров галерея Artwin, привезшая в Дубай воздушные, рукодельно-каллиграфические работы Устины Яковлевой (€1,2–9,1 тыс.). Впрочем, художников бывшей шестой части суши можно было встретить и в местных галереях поскромнее, не участвующих в Art Dubai: в Cuadro открылась выставка Айдан Салаховой, в Andakulova Gallery — Саида Атабекова.

Впрочем, Art Dubai заботится не только о музеях, кураторах и коллекционерах, но и о простых туристах. Одну лишь «неделю искусств» в Альсеркале посетили 25 тыс. человек. Непрофессиональную публику привлекают параллельные ярмарки Design Days Dubai и Sikka, торгово-развлекательный квартал City Walk, пригласивший лучших стрит-артистов со всего мира поработать на своих стенах (знаменитый французско-тунисский райтер-каллиграф eL Seed перенес на торец одного из зданий стихотворение его высочества шейха Мухаммеда бен Рашида аль-Мактума, патрона Art Dubai). В прошлом году в Дубае, где чуть более 2,5 млн жителей, побывало 15 млн туристов, и к Expo 2020 их число, очевидно, вырастет.

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение