Коротко


Подробно

Фото: Владимир Астапкович / РИА Новости

"Если не перестану чувствовать себя гением — всю жизнь мне играть на свадьбах"

Вадим Репин о Транссибирском арт-фестивале

В Новосибирске проходит четвертый Транссибирский арт-фестиваль под руководством знаменитого скрипача Вадима Репина, объединяющий помимо Сибири пространство от Брюсселя до Токио. В афише — концерт-чествование отмечающего 85-летие Владимира Федосеева, концерты с участием органиста Александра Князева и дирижера Ильи Короля, скрипачей Джулиано Карминьолы и Со-Ок Ким, пианиста Николаса Ангелича. Специально для "Ъ" АЛЕКСЕЙ МОКРОУСОВ поговорил с основателем фестиваля ВАДИМОМ РЕПИНЫМ.


— Легко ли скрипачу быть музыкальным менеджером?

— Обратной дороги уже нет.

— Начинать проще, чем продолжать?

— Первый год всегда легче, второй труднее, третий — самый трудный. На пятилетие мы постараемся привезти музыкантов, которые оставили неизгладимое впечатление на четырех прежних фестивалях. Появятся и новые возможности — у фестиваля теперь новые финансовые горизонты благодаря Ольге Юрьевне Голодец и попечительскому совету, которым она руководит. Мы стараемся держать уровень, не приглашаем проходных артистов.

— В Новосибирске музыканты сами выбирают, что им играть, это облегчает планирование?

— Конечно, облегчает — и для меня, и для них! Они играют свои хиты. Для публики Новосибирска это уникальная возможность, в сезоне такие программы почти не звучат. В этом году особая нить — приходящийся на фестиваль день рождения Баха и наша барочная троица: Карминьола, баховский концерт Александра Князева, "Страсти по Иоанну"...

— В вас трудно заподозрить скрытого аутентиста...

— Я никогда не занимался аутентичным исполнением, как не играю на виолончели — другой инструмент, все другое, этому надо посвятить столько же времени, сколько я посвятил романтической манере игры. Я не делаю этого так же, как не начинаю дирижировать, на это нужно положить полжизни.

— Не думаете как-нибудь удивить фестивальную публику тем, чего от вас не ожидают?

— Никогда не говорю "нет" или "да", если не знаю точно, но такого не случится в ближайшие два-три года. Сейчас мы занимаемся другой идеей — конкурсом для новосибирских композиторов, приз — произведение победителя сыграют на фестивале.

— Собираетесь делать тематические программы внутри фестиваля?

— Для этого необходимо планирование за три года, чтобы все участники были готовы. На прошлом фестивале был небольшой акцент на духовых, на этом — на медных. Я за лаконичность идей — лучше, когда их меньше. Вкусы публики полярно разные, эта полярность и заставляет зрителей приходить на концерты не дважды и не трижды. А в принципе программные фестивали — отличная вещь, я сам участвовал в таком в Зальцбурге, когда Чечилия Бартоли попросила сыграть с Гергиевым "Offertorium" Губайдулиной.

— Транссибирский арт-фестиваль заказывает Софии Асгатовне произведение на 2019 год?

— Надеемся, что она примет наше предложение. А в 2018-м с Дэниелом Хоупом под управлением Саши Гетцеля мы исполним концерт для двух скрипок с оркестром Марка Энтони Тернеджа, концерт заказан вместе с фестивалями в Германии и Турции.

— Казалось бы, психология вундеркинда требует побед всю жизнь, иначе вундеркинда ждет депрессия. А вы без страха погружаетесь в болото ежедневных проблем...

— Во-первых, от болота меня защищает наш директор, во-вторых, вундеркиндом я себя никогда не чувствовал. Может, однажды — когда ехал с конкурса Венявского, где в 11 лет получил главный приз. Но это продолжалось ровно до дверей квартиры, где меня встретила мама, тут же объяснившая: если не перестану чувствовать себя гением, всю жизнь мне играть на свадьбах.

— Каково это — участвовать в конкурсе госзакупок на проведение фестиваля, носящего твое же имя?

— Участвуем, а что делать? Таков закон. Мы недавно обсуждали с коллегами — Башметом, Гергиевым, моей женой Светланой, у которой тоже свой фестиваль (жена Репина — прима-балерина Светлана Захарова.— "Ъ"), что надо бы обратиться в Минкульт с предложением отменить это правило для "именных" фестивалей и тех, кто показал свою состоятельность. Важно только понять критерии, а то любой фестиваль сочтут именным.

— А что, Башмет может проводить фестиваль Вадима Репина, а вы останетесь в партере?

— Наверное, это смешно.

— В Новосибирске вы проводите мастер-классы. Задумались о карьере педагога?

— Только своим примером можно заставить проводить их других. Мне нравится, но я очень устаю — гораздо больше, чем от концертов. Может, потому, что у меня нет техники преподавания. Я пытаюсь помочь, научить за одно-два занятие невозможно, но можно дать ребятам поиграть в зале, вдохновить, воодушевить, в чем-то поправить.

— Вы мечтаете сделать классическую музыку более популярной, но в истории ею всегда занимались немногие — аристократы с деньгами, пара процентов увлеченных.

— И сегодня число интересующихся не превышает трех процентов. Но я хочу, чтобы был выбор. Современная поп-культура чем привлекает? Ты отключаешься, тебе не нужно ни соучастия, ничего, тебя бьет этот ритм: кстати, у поп-культуры есть чему поучиться — современные классические музыканты редко играют ритмично. Классика — о другом.

— Вы зачарованы числом профессиональных скрипачей в Китае, их там 16 млн. Разве появление Паганини или Ойстраха зависит от их количества?

— Конечно, здесь просто математика. Дело и в таланте, но если таланты занимаются чем-то другим, их нет в музыке.

— Музыканты любят играть без пауз на аплодисменты, но вам иногда обидно, что публика не хлопает между частями...

—... определенных концертов — Чайковского, Брамса, Сибелиуса. Не хлопать здесь неорганично — сдержаться можно, только себя заставив. Есть аплодисменты и... аплодисменты. Если для тебя все внове, зачем сдерживать эмоции? Если не хлопают, артисты порой нервничают: почему зал молчит? Никто не в восторге?

— Вы слышите эту разницу аплодисментов?

— Слышу. Но не могу объяснить как.

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение