• Москва, +29...+31 ясно
    • $ 35.3457 USD
    • 47.4799 EUR

Коротко

Подробно

-->

Мировые грузины

"Орэра" в Санкт-Петербурге

концерт эстрада



В БКЗ "Октябрьский" прошел концерт юбилейного тура знаменитого грузинского ансамбля "Орэра" и Нани Брегвадзе, который собрал обширную и довольно пеструю аудиторию.
       Когда-то ВИА, к которым формально относится "Орэра", противостояли нарождающемуся советскому року — по крайней мере, рокеры считали именно так. Но теперь, в год сорокалетия "Орэры", на концерте в БКЗ можно было видеть не только седеющих бизнесменов с эффектными спутницами и целые семейные кланы с выводками разновозрастных детей, но и представителей питерской рок-элиты, не скрывавших своего восхищения происходящим. И в самом деле, "Орэра" бережно сохранил до наших дней культуру многоголосого пения, причем соединил ее чисто народные, грузинские традиции с популярным в 50-х в Штатах поп-стилем doo wop — на фоне сипящей и шепелявящей отечественной попсы они звучат как пришельцы с Марса! Два тенора (один из которых высок и по-неземному сладок), бархатный баритон и глубокий бас сплетались в такие волшебные созвучия, что, когда они пели а капелла, зал восторженно замирал, включая даже ерзающих детишек.
       Справедливости ради следует заметить, что никакой особой концепции в построении программы не прослеживалось: за русскими песнями (вроде знакомых с детства "Тополей" или "А где мне взять такую песню") могла следовать спетая по-грузински "Сулико" или "Живу в Тбилиси, где бы я ни жил", за попурри из латиноамериканских хитов (вроде "Guantanamera" и "Cuckuru" Paloma) — есенинская "Не жалею, не зову, не плачу", а следом — "Путники в ночи" Синатры или цикл номеров из "Серенады Солнечной долины" Гленна Миллера.
       В свое время "Орэра", как и другие музыканты, втиснутые в узкие рамки советской эстрады, использовал девиз "Мы поем песни народов мира", чтобы протащить на сцену зарубежные хиты, превращая свои концерты в этакое подобие "Музыкального калейдоскопа" (была в 60-е такая серия пластинок, на одной из которых в СССР впервые прозвучала песня The Beatles). Когда-то это было смело, потом архаично, а нынче выжимает слезу искреннего умиления, тем более что поют ветераны во главе с седовласым Гено Надирашвили по-прежнему "за гранью возможного".
       За сорок лет через ряды "Орэры" прошло более полусотни певцов и музыкантов, но максимального признания добились, безусловно, их бывший барабанщик Вахтанг Кикабидзе (интересно было бы снова увидеть его за установкой) и отдавшая ансамблю пятнадцать лет своей жизни прима романса Нани Брегвадзе. Надо было видеть, как, незаметная за кулисами, она преображалась, выходя на сцену: царственная осанка, мягкий, но пробирающий до озноба голос, умение одним жестом покорить зал. Она спела несколько русских романсов и грузинских песен (иногда соло, иногда вместе с "Орэрой"), в заключение не без юмора представив публике свой главный хит: "Все говорят: вот, все просит она чего-то, а чего именно? Кстати, и на улице как раз снегопад". Снегопад, конечно, мел, но больше всего хотелось подтянуть вслед за примой: "Не уезжай ты, мой голубчик". И понятно почему.
АНДРЕЙ Ъ-БУРЛАКА, Санкт-Петербург

Тэги:

Обсудить: (0)

Газета "Коммерсантъ" №6 от 17.01.2003, стр. 22

Наглядно